Гаррвардс. Слёзы Феникса

Объявление


Администрация проекта
Нелликарда Флорибелл | Лили Поттер | Интегра Уингейтс

Добро пожаловать на ролевую по 3 поколению Гарри Поттера. Как вы уже догадались, ролевая идёт по своему авторскому сюжету, поэтому знание канона необязательно. Вы можете прочесть предысторию (краткое описание 7 книг), а также узнать о мире, благодаря материалу, который есть на форуме.
Кроме того, на форуме произошла смена сюжета. На данный момент в игре происходит плавный переход от старого к новому сюжету.
Более подробную карту форума, вы найдёте в отсеке "Для гостей".



Нужные | Канон | Дети канона

Добро пожаловать, котятки.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гаррвардс. Слёзы Феникса » Омут памяти » Территории от Леса до Лондона


Территории от Леса до Лондона

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Кажущееся бесконечным волшебное пространство, имеющее возможность растягиваться и уменьшаться по необъяснимым причинам. Представляет собой разнообразный дорожный пейзаж с нежилыми деревнями, безжизненными лесами и пустыми и чистыми, как наполненная ванна, реками и озерами. Всегда где-то поблизости непременно проходит железная дорога. Маглами не грешит. Но вот насчет волшебников и магических существ (впрочем, знакомых и существующих) никто такой гарантии дать не может.

0

2

>>> Тренировочное поле для игры в Квиддич

Безусловно, это было шикарно - вот так, нарушая все мыслимые и немыслимые нормы, рвануть в омут с головой, рискуя всем собранным по крупинкам замком из песка, который на данный момент был довольно... крепким... Решаясь на это безумное по всем меркам путешествие, Лили мечтала только о мести - папе, маме, Теду, себе... Чувствовать себя идиоткой и жертвой собственной глупости - невыносимо. Для того, чтобы преодолеть это, необходимо было совершить еще большую глупость, затмевающую своими масштабами прежнюю. В этом была логика Лили, сжимавшей изо всех сил челюсти навстречу скоростному ветру. Они летели «ноздря в ноздрю», как говорят на скачках, молча, яростно - во всяком случае, со стороны мисс Поттер, - сдвинув брови и забыв о затекающих в уши ветряных слезах. Пальцы онемели и уже совершенно не чувствовали боли: Лили умела от нее отвлекаться. Сколько они летели? Минуту? Пять? Час? Отлетели хоть от Гаррвардса? Понятно, что лететь надо над железной дорогой, но она же иногда скрывается тучами или идет под землей, в туннеле. Пока везло - дорога надолго не исчезала и находилась в довольно ожидаемых местах. Солнце перевалило за зенит, а значит уже около трех. Постоянный ветер в лицо очень утомлял. Вот когда пожалеешь, что не надела очки! Глаза устали жмуриться. Иногда уже просто закрываешь глаза и летишь вслепую, давая безусловный крен влево. Это еще хорошо, что слева твоя подруга, которая во время скажет «Э! Соня! Подъем!»
В очередной раз выглянув из-за облаков вниз, убедилась, что ни одной души не появилось.
-Давай спустимся? Надо отдохнуть. У меня все ресницы ветром снесло. Жмуриться надоело.
Приостановившись в воздухе, промагриваясь подождала, пока Ким изучит в оминокль обстановку и даст добро к спуску.
Оказавшись на земле, сначала просто повалилась на траву и закрыла глаза, наслаждаясь расслаблением мимических и спинных мышц. Руки, наоборот, сжимала и разжимала, чтобы размять и согреть. Колготки больно тонкие надела. Правда, новейшей технологии, из термо-нитей, в которых не жарко летом, не холодно зимой. А еще говорят маглы тупые! Куда бы мы делись без магловсих способов добычи еды, одежды. Без маглов не было бы и магов. Так что... как это... круговорот воды в природе... Ой, куда это меня?.. О чем бишь я?.. - силилась вспомнить исчезающую, как хвост кометы, мысль Лили Луна Поттер. Как обычно, бросила это безуспешное занятие и снова расслабилась, уговаривая себя отвлечься от расплывающихся и пульсирующих кругов перед глазами и нафантазировать из них нужные образы и, по возможности, превратить их в мультик. Но это никак не удавалось. По неясной причине. Что-то внутри очень мешало, в подсознании, в спинном мозге. Что-то тревожило... Ну понятно что - первое нарушение, да еще таких масштабов! Первый побег из Гаррвардса. О! Точно!
-Ким! Мы первооткрыватели! - подскочила Лилу, сев и с восторженным лицом обратившись к Кимберли. - Мы первые, кто попытался сбежать из Гаррва на метлах! Мы вписаны в историю, прикинь?! Теперь как бы что ни вышло из нашего сумасшедшего путешествия - нас не забудут! Удивительно...
Девочка задумалась, отведя взгляд в сторону. Так ли ей надо этой славы? Все равно папиной славы не затмить, хоть на голове ходи. Честолюбива ли я?.. Что-то в совести, в самой ее глубине, твердило «да», но разум гнал от себя это обвинение: ведь это бессмысленно. На детях героев природа отдыхает, - перефразировала она известное выражение и тут же поверила, что оно так же истинно. - Поэтому все мои жалкие попытки вылезти из-под его тени смешны, глупы и унижающи мое человеческое достоинство. Рука неосознанно захватила  меж пальцев  прядку травы. Снова этот страх в сердце! Что же это такое? Откуда? Я схожу с ума??? Ладонь сжалась и потянула на себя пучок захваченной травы. Но.. Ожидаемого не произошло... Лили перевела округлившиеся глаза на свою руку и тут же поняла причину страха: это не трава!!!
-А! - взвизгнула она, подскочив на месте и ухватившись за метлу. - Это не трава!!!
Цвет тот же, вид тот же, но структура! Температура, запах!!! Легкие набрали воздух - он был стерильным, как в кабинете медсестры. Не было в нем ничего, ни одного нюанса, который свидетельствовал бы о природном происхождении окружающей обстановки. Будто девочки оказались в комнате или павильоне какой-то киностудии. Уши автоматически навострились, дернувшись верхними кончиками: нет! Звуков нет!
-Ты слышишь? - закружившись на месте, опасливо озираясь по сторонам, входила в паническое состояние Лили. - Никого нет! Никто не жужжит, не летает! Где птицы?
В совершеннейшем испуге Лили замерла, впуская в самое сердце весь окружающий ее сейчас мир.

0

3

>>> Тренировочное поле для игры в Квиддич
Ким устала лететь. В первые моменты она испытывала уйму эмоций, различающихся по спектру от ненависти до тоски, от счастья, которое требовало кричать до спокойной радости, но потом все это затмилось и все стало безразличным. Последняя здравая мысль которую она помнила, это чтобы не забыть купить летные очки - глаза слезились ужасно.  Даже в самых своих смелых и изнурительных тренировках, самых долгих ночных полетах она никогда не доходила до того состояния, когда управляет метлой уже на инстинктах, на неком втором дыхании, когда мозг уже не думает о ерунде вроде творчества перерафеилитов, мотивов декаданса, Мерлиновых чулках, маггловских событиях, любви и ненависти. Вся её мозговая активность сводилась к коротким мыслям, которые, как не банально и заезжено это прозвучит, исходили будто бы от стороннего наблюдателя, который никаких эмоций не испытывал. чуть снизиться, а теперь выше, налево, найти дорогу, вот же она. На самом деле это только половина мыслей, которые пролетели сквозь её голову за это время - остальные были столь же коротки, лаконичны и четки. Более того представленный фрагмент был наверно самой длинной мыслью - тогда она потеряла эту дурацкую нитку дороги, в остальное время в голове было пусто и темно, как в камере обскура перед использованием. Слова Лилиан были для Ким полной неожиданностью. Честно признаться она уже и забыла куда и зачем летит и что летит вовсе не одна. полет оставался для неё какое-то время единственной, сродни маниакальным целью. Говорить тоже было как-то лень, да и непривычно. За это время голосовые связки уже легли спать и явно работать не хотели, а также валяли дурака, делая вид что и не умеют вовсе. в итоге Ким разочаровалась в своем охрипшем голосе и молча полетела вниз, почти падая. В глубине души она почувствовала какое-то смутное облегчение, хотя почему ещё не успела сообразить. Мысли напоминали желе, поэтому самое интелектуальное, что Ким смогла сделать - это бегло оглядеть площадку, куда снижалась, чтобы исключить возможность опасности, быстро снизиться и упасть на землю. Впрочем полежав на земле и усредно напоминая себе перезрелое манго, Ким сделала пару безуспешных попыток встать, помятуя о заветах отца, что нет ничего хуже для мышц, чем переключение деятельности резко и без подготовки, но ноги затекли.  Френ в итоге осталась лежать, аккуратно разминая сначала пальцы, а потом растирая остальные конечности - то ли не хватало тренировок в этом году, то ли потерялась хватка, то ли причина в физических упражнениях сделанных вчера. Так что на высказывания Лили она могла только хрипло и несколько бессвязно, но согласно мычать. Впрочем, когда Лилс подняла тревогу, девушка уже вполне очнулась, хотя бы чтобы осознать её слова через минуту, которая длилась вечность. В тишине можно было бы различить натужный скрип мозгов Ким. Сначала она подумала, что Лилиан сходит с ума. Тяжелый перелет, разряженный воздух, холод, сырость, да чего уж говорить - королевские условия. В общем Ким уже жалела, что не выскочила какая-нибудь Макгоногал и не выпорола их перед всей школой, чтобы потом заставить учить какую-нибудь мерзость типо прорицаний. Но признаться в этом она не могла. Потом она огляделась. Толика правды в словах подруги была, впрочем не стоило торопиться, хотя Ким при всем желании не смогла бы: - Ты права, здесь слишком тихо. Но может мы зря паникуем? И если допустить что это не трава - Ким потерла виски, дышать становилось трудно - напоминало дистилированную воду:пьешь её, пьешь, а пить все ещё хочется, так и сейчас. воздух был, а вот "надушаться" им Ким никак не могла, хотя Лилиан просто морщилась и вроде бы проблем не испытывала.Задавив легкую панику, вызванную неведомым наваждением Ким продолжила: - Давай логически: если это не трава, то что? наверно стоит лететь отсюда со всех ног, только вот отдых нам нужен безмерно, хотя если это что-то опасное, то наверно надо бы поспешить - улетать не хотелось, казалось нет сил, хотя интуиция что-то говорила про опасность, окружающая реальность казалась идеальной - куда более натуральной, чем все что было раньше, но был какой-то изъян. только вот опухший мозг не хотел понимать какой.

+1

4

Поначалу Ким вела себя прекрасно: ее голос, сипловатый и равнодушный, внушал надежду и растворял панику, бесцельным огнем пожиравшую душу. Она казалась оплотом здравого смысла и последовательности. Лили ухватилась за нее, как за соломинку:
-.. давай логически...
- Давай! - в ее нахмуренных глазах пыталась уловить, выцарапывала объяснение происходящего. Но его не следовало, и сердце вновь неминуемо начинало проскальзывать в нижние конечности.
... - хотя если это что-то опасное, то наверно надо бы поспешить...
Надо бы! Надо! Лучше валить отсюда! Прямо сейчас! - кричало все внутри. Душа дребезжала, как посудный шкаф при землетрясении. Лили ухватилась за метлу и оседлала ее, гоня прочь ощущения боли в мышцах спины и плечах.
Но что это? Кимберли вовсе не собиралась следовать ее примеру. Она сидела на «траве», оглядывая ее отсутствующим взором и медленно моргала.
Только сейчас Лили заметила, Что Ким устала. И пока не явился «Босс» этого уровня, она не собирается сдвигаться с места, накапливая, добирая сидением «уровень жизни» для этой схватки. Что ж... Лилз с ней. Непроизвольно сморгнув дуплетом, Лили выдохнула и, опустив плечи, перешагнула метлу обратно и повалилась на «землю» с колен ничком, не удосужившись даже подложить под голову локоть. Полежав так с минуту, девчонка повернула к подруге голову и флегматично констатировала:
- Мягко... Земли нет.. Там какой-то пластик что ли... Или латекс.. Или резина.. Или силикон.. Что еще бывает?.. А трава из чего? Как думаешь?
Поттер вдруг совершенно перестала бояться: она просто переложила всю ответственность за свою жизнь на плечи Кимберли Вуд. Так было и в детстве, когда они с братьями душили друг друга подушками или топили в речке. В шутку, конечно, как и все остальные «жестокие игры» братьев с сестрами. Лили тогда совершенно абстрагировалась от проблемы выживания, упиваясь чувством собственного превосходства в положении жертвы: «Если ты убьешь меня - мне будет кайф: рай, все дела, а тебе, братец, - ад, как в жизни, так и после нее!» И воображение быстро и качественно рисовало животрепещущие картинки искаженных ужасом и беспросветным горем лиц виновников ее гибели, их панические попытки оживить ее, их слезы, заливающиеся ей в мертвые ноздри и уши... и прочая, и прочая... И, как ни странно, это всегда срабатывало: то ли ее расслабленное тело и полное отсутствие сопротивления пугало мальчишек, то ли совесть своевременно проникала в их мозг - неизвестно, только они сами внезапно начинали первыми выручать ее из ими же заготовленной для нее ловушки. Но со временем и мальчишки повзрослели, и Лили научилась пользоваться девчоночьими уловками, чтобы там, где не победить, умудриться не участвовать или выстроить нужные ей условия соревнования.
- Трава, я думаю, из ткани... Только очень мягкой, типа шелка... И тоже с силиконом, не иначе... Слу-ушай, а кому это нужно было, а? Все это создавать? Ведь это нарочно...
Только бы это не было западней, - решила не говорить этого вслух Лили, - когда летишь-летишь, а потом все на ту же точку прилетаешь.. И так до самой смерти.. Или пока папа не спасет нас...
Папка... Эх!
- слезы мигом подкатили к носу и глазам, Лили заморгала, чтобы они не выделились на поверхность глаз. - И чего я там хотела ему наговорить? Что-то обидное про его работу и меня в его жизни... Какую-то чушь, словом. А теперь уже думаю: СОС, папа! Спаси меня!!! Позор, Поттер! Надо самой выбраться и.. И - рассказать ему об этом  визуальном обмане.. Интересно, он знает о нем? Может, он сам все это создал? Для отвода глаз..
- Правда, Ким, - заговорила она снова, будто ее мысли были слышны, - а вдруг это создано нарочно, чтобы мы все не на простой туман любовались, глядя в окна вагонов, а спокойно себе переходили от магловской реальности в волшебную? Может, ничего страшного в ней нет? Ну стерильность, ну силикон или еще что там.. волшебненькое...
Теперь уже Лили с открытым детским любопытством вглядывалась во все детали сотворенной кем-то неведомым действительности. Сотворенной с неизвестными пока целями. Либо с теми, чтоб из Гаррвардса никто не сбегал - и тогда этот ход действует психологически точно... Ученики летают себе по кругу, в наваждении определенного заклинания, паникуют и никогда больше не предпринимают этих глупых попыток. Либо с добрыми, драпировочными, чтобы развлечь детишек «видом» из окна. И тогда, быть может, они с Ким и выберутся отсюда куда-нибудь более-менее неопозоренными. Только вот куда им теперь? Вперед или назад лучше? В Гаррвик по-тихому, пока не началась погоня или не поднялась тревога? Или в Лондон, хотя бы для того, чтоб спросить у родителей - кто автор-то сего творения?

0

5

Ким поняла все за секунду до подтверждения собственной идеи и лишь успела крикнуть: На метлу! И живо вверх!, как услышала дыхание принадлежащее хозяину театра. Все было просто и тупо, как в насекомоядных цветах - обед чувствует непреодолимое желание расслабиться и отдохнуть, а в это время как раз приходит время отобедати для маленького и очень симпатичного монстра, которому, согласитесь, тоже время от времени кушать хочется. И все довольны - обед, потому что ему уже пофиг, монстр, потому что вкусно откушал.Ким прыгнула вверх, хватаясь рукой за взвившуюся туда же вверх метлу, а другой уцепившись за Лилькину шкирку. Метла действовала с Ким слажено, доказывая что истинному игроку в квиддич инструмент - продолжение тела, только вот повисла кимберли неудачно - долго на одной руке не провисишь, сколько не старайся: забирай свою метлу, я не удержу , почва, на которой стояли и лежали девушки пару мгновений назад, заколыхалась, превращаясь в воронку, а морда обезьяны с щупальцами вокруг рта, завораживала, появившись среди тканевой травы. У ким было даже подозрение, что вся эта площадка и есть монстр. Вещи Ким забыла внизу и возвращаться за ними как-то не хотелось. С ней осталась одежда, метла, волшебная палочка, омнинокль, который ким сунула в карман по рассеянности и довесок в виде Лильки на конце руки. Что ж бывало и хуже. правда метла намекала, что "как бэ, хозяйка, я тут эээ...высоко не поднимусь, худеть было надо", но Ким было не до того - из-за перегрузки метла не поднялась выше крон, так что опасность оставалась, а макака явно претендовала на два сочные куска мяса и ученицы гаррвардса по совместительству, мышцы слушались с трудом, считая, что если один раз совершили беспримерный подвиг под действием адреналина, что бегал по всему телу с кровью, как истеричка во время пожара, и активизировал все мало-мальски способное двигаться, то это вовсе не значит, что будут молчать, не болеть и ещё удерживать две тушки на метле, а точнее под ней. Пальцы побелели, а руки заняты, даже палочку не вытащишь: СДЕЛАЙ ЧТО-НИБУДЬ! - конструктивное предложение больше напоминало истерику, Ким старательно подтянула Лили повыше, чтобы та имела шанс тоже зацепиться за метлу, если вдруг приспичит. И куда смотрели местные зоологи, а лучше какие-нибудь эсктрасенсоэкзорцисты - прохлопать такое "чудо"... ботинок Ким решил, что на ноге ему делать нечего и полетел вниз, помахивая на прощание шнурками и желая долгой жизни. Попал он прямо в маленький прищуренный глаз животного (или кто оно там было - Ким как-то сейчас мелочи мало волновали), которое как раз решило подняться повыше, чтобы не дай-то бог, не пропустить своих потенциальных пленников и еду по совместительству, в свободный полет. Обезьян приостановился на долю секунды, которую ким потратила обещанию всем богам всевозможных даров, жертвоприношений, даже пожалуй можно было и людских, а также подарок Филчу на рождество и хоть какое-то восстановление убытков за книги, которые лежали в обволакиваемой слизью сумке, которую не спасти - Лили должна вызвать метлу, метла лежит там, где ещё досягаема. Точно - это решение всех проблем. А потом на площадь Гриммо и без остановки - путь назад теперь выглядит скорее пугающим, чем приятным. Только вперед, если только... что может случиться, если вдруг "не только" Ким думать не хотелось, пока что это была классная история для папы и друзей, над которой можно посмеяться и которой можно было попугать маму, но если она больше никого не увидит? Это ведь конец не для урожденной Вуд - все должно исправиться. Должно, слышите?! Должно...
>> Площадь Гриммо, 12.

Отредактировано Кимберли Вуд (2012-02-23 19:16:15)

+1

6

На метлу! И живо вверх! - внезапно раздался оглушительный в странно успокоившемся сознании Лили голос подруги. И пока она хоть как-то успела отреагировать, почувствовала на своей спине отчаянную по своей твердой цепкости хватку Кимберли, а в следующую же секунду явственно осознала болтание своих ног над тем, что принято считать землей, раз оно внизу, но в данный момент над тем странно двигающемся морем, которое делало эту явь полным подобием сна. Ужас пробрался в самые кончики внезапно занемевших пальцев.
- Акцио, метла! - мгновенно подчинилась она совету подруги, не узнавая свой визгливый голос. Еле-еле ухватив свой спасительный «Нимбус», насилу заставила себя отвести взгляд от вырисовывающейся в этом мареве бывшего изображения травы колоссальной движущейся морды обезьяны с щупальцами, вызывающими одним своим видом рвотные позывы.
Как хорошо, что я все же не успела поесть! - зачем-то пронеслось в абсолютно затуманенной паникой голове. Продолжая держать в руках метлу, девочка и не подумала сесть на нее, а висела себе на своей куртке, как Пиноккио, повешенный на гвоздик, не подразумевая даже, что держится она и не летит в пасть этого мега-чудища только за счет титанических усилий вангловки.
- Сделай что-нибудь! - в этой безумной тишине, разбавленной разве что чавканьем слизи в щупальцах монстра прямо под ногами учениц, нечеловеческий крик Кимберли казался громоподобным. Лили вздрогнула и тут же пришла в себя, в долю секунды оседлав метлу и взмыв ввысь, подальше от этой закруживающейся воронкой пасти!
И только теперь ужас, вырвавшийся из горла дочери знаменитого Поттера, звериным воем огласил округу сего невероятного пространства, которое не подразумевало теперь возможность укрытия или надежного местоположения. Казалось, что даже небо может раскрыть нечто подобное, воздух вокруг скрутиться в трубочку и нанизать тебя на себя... Где что-нибудь настоящее? Ответа на этот вопрос просто не было! Настоящая ли она сама - Лили и этого сказать наверняка не осмелилась бы! А вдруг она умерла, попала в эту воронку внизу, а сейчас удирает трусливо ее душа, о которой столько говорят магглы?
Пролетев около часа в одном сумасшедшем темпе, Лили все же успокоилась - хотя бы тем, что рядом в таком же немом ужасе и, по-видимому, с так же шевелящимися волосами, летит бок  о бок с ней Кимберли, человек, впервые в жизни спасший ее из лап реальной смерти, причем такой негероической и уродливой!
- Я твой должник на всю жизнь! - не разжимая напряженно сдавленных в течение всего пути от «бибизянки» бровей твердо и громко, хоть и чуть хрипловато из-за сорванных связок от рева, что изрыгался самостоятельно и безконтрольно некоторое время назад, проговорила она, чеканя каждый звук, будто впечатывая эту фразу татуировкой на сердце. Повернув голову к Ким, она встретила ее разительно повзрослевший взгляд и, нечаянно дрогнув подбородком, кивнула, снова устремляя глаза в неизвестность, в путь до папки, до спасительного душа, до живых, настоящих людей, волшебников и целого мира.

>>>> Площадь Гриммо, 12.

+1


Вы здесь » Гаррвардс. Слёзы Феникса » Омут памяти » Территории от Леса до Лондона