Гаррвардс. Слёзы Феникса

Объявление


Администрация проекта
Нелликарда Флорибелл | Лили Поттер | Интегра Уингейтс

Добро пожаловать на ролевую по 3 поколению Гарри Поттера. Как вы уже догадались, ролевая идёт по своему авторскому сюжету, поэтому знание канона необязательно. Вы можете прочесть предысторию (краткое описание 7 книг), а также узнать о мире, благодаря материалу, который есть на форуме.
Кроме того, на форуме произошла смена сюжета. На данный момент в игре происходит плавный переход от старого к новому сюжету.
Более подробную карту форума, вы найдёте в отсеке "Для гостей".



Нужные | Канон | Дети канона

Добро пожаловать, котятки.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гаррвардс. Слёзы Феникса » Омут памяти » Карнаби 13/2


Карнаби 13/2

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

Дом Который Построил Симоне
- без лишней скромности

0

2

Это должно быть страшно. Это определенно должно быть страшно и навевать некоторые сомнения от происходящего. Но вместо этого вселяет безумный, просто упоительный восторг от того, что может быть. От фото, которое легло на стол от очередного заказчика повеяло  привкусом опасности и темноты. Прекрасно осознавал, что это за человек - а человек ли? - понимал, что дело-то практически невыполнимое, но почему не рискнуть? Я еще никогда не лажал.
А вдруг, а вдруг удача мне улыбнется, еще одна кровь омоет руки и это будет самым блестящим творчеством, самой прекрасной картиной.
Никогда не продумывать убийство - для этого будет время, ровно полсекунды, после того, как лицо жертвы попадет в перекрестье глаз... по взгляду всегда определяется способ. Неважно кто, неважно как, главное результат, который тем или иным образом останется неизменным.
Волосы собраны в хвост, одежда темная, шаги бесшумные, один и тот же стилет зажат в зубах - тонкий, холодный,  острый, дающий силу и уверенность.
Окно, окно это просто, створка открывается без лишнего звука - тонкие, ловкие пальцы умело совершают для этого всего несколько движений. Осталось только перепрыгнуть через подоконник и мягко приземлиться на  пол. Ничего необычного, ничего странного и сложного. От этого  чувство опасности только  усиливается, оставляя после себя очень будоражащий привкус.
Куда дальше? Нужно прислушаться к звукам... в тишине это слишком поздно - улавливается даже малейший звук дыхания, шевеления, едва ли не мыслей.
Сердце  как-то судорожно сжималось, чего не должно было быть, это сбой. Я не должен тут быть сейчас, я не должен тут быть вообще. Нашептывает внутренний голос. Предательски, преступно. Разумно.
То же чувство, когда целенаправленно нашел фотографии среди сотен других: рыжие волосы, серые глаза, полные губы, очки, надменный прищур. Он ничуть не изменился... только  руки стали более тонкие, более музыкальные. Как будто не прошел это едва ли не десяток лет.
Неужели это будет вторая ошибка за столь короткое время? Это невозможно допустить, лучше сразу пустить пулю в висок и не заморачиваться.
Напряжение окутывает привычной пеленой. Напряжение и неизменная жажда крови, смерти, результата. Мне нужен результат, он должен быть, иначе все это зря, все бессмысленно.
Шаги кошачьи, неслышимые, стилет удобно скользнул в руку, нужно просто убрать все лишние мысли из головы, вообще все мысли, тогда итог будет желанным, а  не абы-каким.
Быстро, стремительно, плавно,  еще одна дверь - судя по-всему - в спальню - открывается даже без скрипа.
Запоздало мелькает мысль, а почему же, раз сей человек так достал некоторых власть имущих шишек, то его не убрали раньше, много раньше. НЕ может же быть такого, что  жутко забоялись его именно сейчас?
Нет, это не мое дело - рассуждать, мое дело - выполнять  задания за определенную сумму. И все прекрасно устроились, никто не в обиде.
Что-то меняется... что-то идет не по плану. Дыхание, что слышал еще секунду назад - спокойное, равномерное - прервалось неуловимо, как будто человек перестал дышать.
Насторожился,  оглянулся, как раз возле стены - почти невидимый...свободная рука тянется к медальону - ненадолго, но совершенно незримым, пусть на короткое время, стать не помешает.
Пальцы еще сильнее сжались на рукояти стилета. Невидимый и неуязвимый. На несколько минут, но больше обычно не нужно. Безголовая стремительность тут  немного неуместна, нужно быть более осмотрительным.
Перестать дышать, закусить губы, жаль,ч то не позаботился о зрении в темноте сразу же... теперь поздновато.

0

3

Случается все чаще в последнее время.
Например - вырубаться на книгах; неудобоваримых и нечитаемых трактатах философов древности, упрямо повторяющих друг за другом одно и то же; (БЕС)смертная скука; разве сами не понимали, что пытаются доказывать аксиомы? - но ключи где-то здесь; спрятаны между строк; потерял возможность относиться к чему-то до конца серьезно, поэтому занялся тем, что из антикварных фолиантов выдирал страницы и составлял из буквиц концептуально-издевательские коллажи; панорама смерти с черно-белым затертым до дыр фотоснимком, на котором Человек-Похожий-На-Юлиуса-Эволу надменно скалится прямо в объектив; лозунги из фашистских маршев, строчки из "Duce", которую когда-то сам пел, отбивая начищенными сапогами четкий ритм в строе таких же бенитопоклонников; однополчане тогда ценили за способность легко поднять боевой дух и настроение в компании - все решалось очень просто; стоило сесть за пиано, и мысли о вероятном проигрыше в головах молодых парней мгновенно испарялись, сменяясь на уверенность в собственной победе.
Почему-то еще тогда знал, что ничто не закончится хорошо, но предупреждать никого не стремился - есть ли в этом смысл? Был ли, если быть точным, - да какая к черту разница; особенно тогда веселила возможность попасть под расстрельную статью. Не был уверен, что смог бы искусно сымитировать собственную смерть от выстрела дробью в упор; тем более что мгновенно затягивающиеся раны скрыть невозможно.
Когда-то в таком духе провел целую ночь в городском морге. Уморительное времяпрепровождение.
Случается все чаще; тонкое пьяное напряжение где-то внутри головы ударило с куда более мощной силой, чем ожидалось; с силой оторвал голову от подушки, попутно припомнив - вслух, со вкусом, на чистом и внушительном итальянском, - всех матерей и прочих выродков, начиная от "ебаных" и закончив "чертовыми"; назойливое ощущение чужеродности в воздухе. В атмосфере. В чертовом биополе этой чертовой квартиры.
Со временем получил еще один невероятный скилл - собственное сознание начало вести себя, как точно настроенный приемник, вылавливая чуждые и враждебные импульсы на много метров вперед; это, в принципе, не особенно напрягало - им всегда не по себе, когда замечают мой взгляд, - но и не делало жизнь много спокойнее.
Открыл глаза.
Пухлая стопка трактатов на столе - против лунного света; весьма романтичное время для убийств; в том, что что-то подобное планируется, не сомневался ни на каплю. Очередная подсадная сучка? Это уже становится смешным. Очень жаль, что снова придется стирать запачканные кровью простыни. Ее - крови, - у меня много, восстанавливается она быстро, а вот заниматься хозяйством чертовски не люблю; к сожалению, никому это не поручить - подобные следы вызывают слишком много беспокойств у благочестивых граждан этого милого и относительно спокойного городка.
Здесь - кто-то из тех, кого обычно не приглашают на мирные любовные вечера; ну почему вы все до сих пор не поняли, что ваши попытки бессмысленны? Я иногда и сам бы рад напороться на чей-нибудь бутафорский клинок; вот только пользы это мне не принесет. Вреда, впрочем, тоже.
Если немного сосредоточиться, то можно даже понять, ЧТО в очередной раз пожаловало с попыткой покушения; молодой человек среднего возраста и весьма самоуверенного телосложения; такому можно просто щелкнуть пальцем по позвоночнику - и переломится надвое; ну и вперед. Занимайся своим делом; мешать не буду. Мне-то что, в принципе.
Интересно было бы узреть его реакцию на собственное внезапное воскрешение; чем он там собирается вершить правосудие? Холодное оружие? Огнестрел? Какие-нибудь вшивые детские проклятья? Мне даже интересно, что будет дальше. Захватывает некий азарт; в любой момент я могу просто щелкнуть пальцами - и он, например, чисто случайно поперхнется воздухом. Или напорется на собственное оружие. Асфиксия, самоубийство, расслоение всех тканей, реактивный процесс гниения изнутри, затем - насильственная дизинтеграция трупа. Не терплю беспорядка.
Они действительно такие глупые? Нет, я разочаровался в людях уже давно, но они не перестают поражать меня с каждым днем; смотри, убивец-неудачник, я лежу и жду только твоего появления. Давай, удиви меня.

0

4

Сейчас нельзя думать, нельзя раздумывать и передумывать, нужно действовать без секунды промедления, ибо это означает полнейший провал. Сразу же.  Если  медлишь - то можешь сразу цеплять белые тапочки и саван и удобно укладываться в дощатый гробик, склепанный на скорую руку.
Между тем ощущение, что не так идет абсолютно все - становится все сильнее. Оно предрекает полную лажу в собственных действиях, полную беспросветность в собственном будущем и  и полную жопу в настоящем.
Чертова нерешительность.
И понимание, четкое и ясное понимание, что это подстава. Со стороны милых, улыбающихся работодателей, для которых я, судя по всему, стал представлять опасность. Ну как там: ты слишком много знаешь, слишком много видел, поэтому тебя надо убить.
Едва сдержался что-бы не рассмеяться от этой мысли. Надо же и повелся как  наивный ребенок, идущий на первое убийство. Нет бы прошерстить и потрясти всех, кого только можно насчет дополнительной информации.
Чертовы игроки, чертовы "воины". Сидят с двух сторон, условно поделились на "добреньких" и "злых", делят людей, выбирая в свои команды, убивают неугодных, сидят  вместе, хлещут виски  в чьем-нибудь ресторане, а потом перед прессой распинаются в том, как же они правы, а иные не правы. Это противно.
Смешно слушать это от меня,  конечно же. Я не поддаюсь лозунгам, обещаниям и увещеваниям   - где больше заплатят,там я и появлюсь. Просто как все гениальное.
Нет, я  не люблю убивать, я просто чувствую от этого какое-то мрачное удовлетворение. От выполненной работы. Я не считаю себя каким-то маньяком, даже преступником - это работа, вне ее я не ношусь по подворотням, выискивая  красивых блондинок, или маленьких девочек в розовых бантиках, для того что-бы вырвать им сердце.
В свободное от работы время я люблю пиво и пытаюсь хоть как-то наладить личную жизнь... вернее любил и пытался. Назад дороги нет, а внутреннему голосу я доверять привык, он не обманывает...а сейчас прямо-таки орет: "Лисенок, ты труп".
Ха. Ну я буду не я, если не проверю. Из чего только не выбирался, а вдруг получится и сейчас.
Он почти видит меня, он чувствует меня, мое появление уже не тайна, это можно определить очень просто, не прибегая ни к каким лишним усилиям. Что мы имеем? Завесу невидимости можно сбрасывать, а заговор на неуязвимость, тот самый, временный, еще понадобиться... надолго ли хватит? Как раз будет возможно и проверить, стоило ли это таких денег или нет.
Если выходов нет, то отчаиваться не стоит, не проще ли рассмеяться и  "выйти из сумрака" с сумасшедшей улыбкой маньяка, как их изображают в кинематографе?
Жаль, что все закончиться, а я ведь даже сердце обучил стучать медленнее, что-бы не выдавало мое присутствие.  Не страшно как-то.
Я должен его убить, но скорее всего получиться наоборот.
Выйти из темноты, несколько стремительных шагов сзади и прижать стилет к его горлу - на все ушло меньше одной секунды. Еще немного и все получится... не должно не получиться... вот только.
-Это все бесполезно, верно? - с отчаянной улыбкой в голосе. Рук не убираю, клинок по прежнему касается его шеи, я по-прежнему могу быть уверен, что ближайшие пять минут я останусь жив. Теперь бы узнать детали. Я должен знать чертову причину, почему я позволил себя наебать и облажаться.
А в голове все равно  идет просчет, простукивают варианты и возможности. Что есть в запасе, что еще можно сделать, чем оглушить, чем справиться... для этого ведь нужно узнать причину? А то вот так взял и сдался...

0

5

Черт возьми, какая скука.
- Давай сразу пару дублей. Чтобы наверняка.
Это уже давно напоминает какую-то низкобюджетную второсортную комедию; под замечательную музыку из развлекательных телешоу самонадеянные мальчишки - вроде тех, в белом, из знаменитого и культового фильма... Жаль, не могу вспомнить названия, - восторженными толпами самоуверенно совершают набеги на эту чертову квартиру, пытаясь меня замочить, и раз за разом терпят откровенное и беспардонное фиаско. Разве трудно попытаться научиться на собственном опыте? Нет, конечно - мы будем продолжать переть тупой танковой силой на хилые стены, пока откровенно скучающий Симоне не разозлится, наконец, по-настоящему и не разнесет добрую половину города к чертовой гребаной матери.
Я относительно адекватен в социуме и не предпринимаю никаких революционных попыток, которые могут всколыхнуть население, заставив идти против действующего правительства - не важно, в каких мирах, - но это пока; признаться честно - давно об этом раздумывал, но все время откладывал подобные мысли на потом; разумеется, от меня исходит угроза. Более того: я делаю все для того, чтобы это продолжалось как можно дольше. Но можно и придумать что-то поинтереснее, чем киллеры-одиночки, не способные даже сориентироваться в окружающей обстановке, когда их собственное дело идет против них.
А живых обычно не остается; все это, разумеется, забавно, пока все не заходит много дальше, чем ожидалось. У меня присутствует своеобразное чувство юмора и я вполне готов применять его по отношению к складывающимся ситуациям, но и моему ангельскому терпению есть пределы.
Прохладная сталь на горле; блять, это уже было, вы могли бы быть разнообразнее, правда, в прошлый раз подобную помпезную штуку пытались протолкнуть между моих ребер. Какая незадача - покуситель - покусительница, - напоролась на нее сама. Оказалась куда менее мощной, чем выглядела, когда была живой; на то, чтобы увернуться, не хватило смекалки и ловкости; залила кровью весь паркет. А мне, значит, страдать из-за нее, оценивая убытки во внутреннем пространстве квартиры.
Разумеется, все это убирается одним движением руки, но и, как говорится, осадок остается.
- Не сдавайся так рано, ты же воин. Не делай это все еще более скучным.
Я надеюсь, издевку слышно вполне явственно; грач в клетке проснулся и начинает настраивать шумовой фон до своего стандартного - welcum, это придает определенный колорит происходящему; резко вскинув руку, выкручиваю тонкое запястье, сжимающее лезвие; худощавое тело валится где-то сзади, вроде бы даже на кровать; какое потрясающее везение. Разжимаю пальцы.
- Следующая попытка.
Можешь целиться ниже. Или выше. Регенерационные способности одинаковы. А вот ты вполне можешь пострадать. Хотя сегодня - пока что, - у меня на редкость хорошее настроение. Обещаю, что конкретно я буду оригинален в выборе способов твоей ликвидации. Особенно хорошо это будет выглядеть под скупой аккомпанемент сухого хрипа невыспавшейся птицы, блеклый свет растущей луны и неясный шум из-за окна. В лучших традициях старых черно-белых триллеров, например.
Весьма эстетичная картина - вынужден признать.
Разумеется, иногда это все ослабляется; иногда даже валяюсь с температурой - когда все прожитое за два века резко наваливается в момент открытия пробоины в биополе; бывает это раз в год - и надеяться на подобное именно сейчас по меньшей мере глупо. Особенно когда сам был нанят и приперся в чужую квартиру - явно не от нехуй делать; зная, с кем имеет дело и, вероятно, изучив хотя бы самый минимум информации на мой счет - иначе перестану себя уважать; если за мной посылают необученных и неумелых, стоит задуматься, есть ли за собой какое-либо влияние на окружающих.
Забавные же люди. Полторы эпохи - а мозга ни на каплю... Опытообмен радикально нарушен. Соображалка тоже весомо поломана. Кто ж их так, бедняг? Неужто деградация - на лицо - на лице, - проблемы с генетикой? С генофондом в принципе? Как же все печально. Истинная драма.

0

6

Еще раз можно подтвердить, что интуиция никогда не подводит. На этот раз подтверждение будет посмертно. Ха. Как бы ни так. Я полон решимости, причем странной и обреченной - что-то предпринять, что-то, но что только хватит сил. Может сжечь  все вокруг - с меня станется, я и на это способен, может разрушить, вызвав какое-нибудь локальное землетрясение. И плевать как-то, что это район заселенный обычными людьми... мне-то после такой трагической кончины  ничего и впаять не смогут. А вдруг получится.
Этот голос, вообще говоря, должен пугать. Слишком уверенный в своей правоте, холодный, скучающий. Нет, не пугает. Только еще раз доказывает собственный идиотизм и излишнюю самоуверенность. У меня будет время это исправить? Очень на это надеюсь.
Если полминуты назад  хотелось даже свалить отсюда поскорее, то теперь разыгрался азарт, впрыскивается в кровь лошадиная доза адреналина.
Некоторое время бояться нечего, никакого воздействия, практически ничего... Можно создать иллюзию... весьма материальную.. это может сбить с толку... можно  швырнуть несколькими отравленными дротиками или старой-доброй убийственной авадой... Не пойдет. Он бы не был так спокоен, если бы все было легко.
Такое чувство, будто иду с деревянным мечом против хорошо экипированного воина на арене - забавная ассоциация, слишком правдивая.
А он как будто подтверждает мои мысли. Да черт возьми, я как будто покусился на всесильного бога! Или же все-таки недалек от истины. Это смешно.
В мнимой тишине появляются странные резкие звуки... был бы чуть меньше занят, то точно бы осмотрелся на предмет их источника, но сейчас просто отмечаю их наличие.
Ответить ничего не успеваю: рука выкручена весьма профессионально, даже не сопротивляюсь, наоборот немного поддаюсь: сломанная рука мне ни к чему, а шанс вывернуться всегда нужен. Приземляюсь куда-то на ковер,  на одно колено, упираясь руками, вскидываю голову. Минус одно оружие - не страшно. Поборемся за собственную шкуру, мой дорогой? Конечно. Когда это я сдавался просто так, кому бы ни было?
Пора пострелять глазками в буквальном смысле этого слова. Напряженно, однако вместе с  тем легко - давно не практиковался, однако это не забывается: представить взгляд острием клинка, проникнуть через его взгляд, просмотреть эмоциональную окраску - да не прочувствовать, а именно понять, не стать чертовым эмпатом в доли секунды. Навести сумятицу в эмоциях на раз-два, запутать стремления, против этого нет щитов, не сказать, что надолго, не сказать, что это слишком серьезно, но в критические моменты очень даже действенно. Не нашел только эмоциональное стремление уничтожить меня моментально, значит больше менять там нечего...вернуться обратно, это занимает доли секунды, неслабую часть сил, но результаты мне зачастую нравятся. Например при надобности ярую ненависть и желание убить можно  превратить в снисхождение и миролюбивость... опять же - временно, но  этого хватает обычно.
-Яйцо в утке, утка в зайце, заяц в ларце, а ларец на высоком дереве? Карту не нарисуете? -не сходя с места, чуть запрокинув голову, что-бы иметь возможность продолжать смотреть в лицо. Почему такое чувство, что игра началась? Кто-то закрутил рулетку с бешеной скоростью. Кто, как и зачем? Несуть - сейчас другие вопросы намного более требуют пояснений.

0

7

- Утка в зайце? Ты знаешь толк в извращениях.
Разве сам не понимает, что это с каждой секундой все быстрее обращается в чертово шапито, гротескный издевательский цирк; сам себе порой напоминаю какое-то каноническое чудовище из старинных мифов, вроде Грендела, ушедшего на покой в самом пике славы, не убитого Беовульфом, но просто уставшего от всей этой суеты вокруг; теперь каждый уважающий себя Герой считает своим правом отправиться на покорение и скорейшее устранение уже давно никому не мешающей, но все так же давящей на нервы своим существованием помехи; убийство подобного дает почет, славу и прочие ништяки, которые так яро ценятся в меркантильном обществе во все времена.
Такие же существовали и десять лет назад. И двадцать. И пятьдесят. Отчаянные пассионарии с виктимными душами, еще надеящиеся на то, что кому-то что-то можно доказать. Поступками. Moral values. Да хоть чем; смысл от этого не меняется. Никто не пробует ничего менять, хотя каждый считает своим долгом покричать что-то оппозиционно-озлобленное на каком-нибудь публичном, хотя и не очень приличном, углу.
Они все так чудовищно назойливы, что порой хочется уже самому пойти и удавиться, только чтобы никто не трогал; к сожалению, обычно такие попытки должного эффекта не возымеют, через пятнадцать минут веревка начинает раздражать кожу на шее и приходится расстаться со своими горестными думами.
Чужое вторжение внутрь собственной головы чувствуется слабо, но вполне отчетливо; ты думаешь, что это что-то изменит? Вроде ослабления какого-то внутреннего и внешнего контроля, понижения порога уязвимости... - надежда, разумеется, умирает последней.
- I put a spell on you... Cause you're mine.
Негромко и певуче.
Это становится чертовски смешно; Скримин' Джей, как обычно, в тему, но вряд ли незадачливый (само)убийца сможет понять тонкую иронию; они все такие серьезные, что хочется сбить с них эту спесь как-нибудь нелепо и глупо, чтобы самим стало стыдно, что попались на такую идиотскую уловку.
Не знаю, чего он хотел добиться, но я просто еще сильнее осознаю всю комичность ситуации. Никаких серьезных и болезненных изменений в своем состоянии больше не наблюдаю. Какая самонадеянность.
Теперь, наконец, можно разглядеть этого горе-покусителя; кажуально-строгий вид - напускное, разумеется, - неоправданно-тонкая, почти женская фигура; умильно-напряженное личико. Боже, кажется, я сейчас расплачусь; это так чертовски мило..
Ну и получи тогда в ответ; смысла НЕ сопротивляться не вижу; коротким импульсом внутрь головы сидящего напротив - ничего не чувствуешь? Ну это пока, в принципе, у меня есть пара секунд форы; все происходит очень внезапно - ты чувствуешь себя так, как будто у тебя резко и радикально понизилось давление - со всеми должными атрибутами вроде претенциозных потемнений в глазах и тремора конечностей, - а потом резко и непродолжительно теряешь над собой контроль. Знаешь, как в стандартных комедийных скетчах, когда какая-нибудь пьяная в дрова рухлядь начинает распускать руки и давать волю эмоциям во всех - даже самых мелких и грязных, - проявлениях.
Я слишком хорошо знаю, как открыть твою душу, подобно раскрытым внутренностям лабораторной крысы; вывернуть наизнанку ВСЕ, что лежит глубоко внутри; все то, что ты тщательно скрываешь; все, чего стыдишься и все, что заслоняешь внешними features, пытаясь исключить из себя в принципе. Все слишком просто.
Ну, мальчик, поведай мне... Кто и что ты есть. Можешь даже ничего не говорить. Я обещаю, что буду сдерживать смех. Или не обещаю. Я подумаю.
В общем, все неопределенно. Именно так, как вы любите.
Глупые... Какие же вы все глупые. Смешные и горделивые. Все это бесполезно и бессмысленно, не знаю, как вдолбить вам это в голову; перемочить еще кого-то?
...Просто расслабься и позволь себе быть таким, какой ты на самом деле. Твоя уязвимость распускается экзотическими цветами с каждым судорожным вздохом во власти новых ощущений. Я необычайно щедр сегодня. Лови момент.

0

8

Выпендриваться и наглеть в тот момент, когда неясна собственная дальнейшая судьба - это по меньшей мере глупо, это не_рационально и  это совершенно абсурдно, тогда почему так смешно?
Собственный ментальный выпад не то что-бы остается без внимания, просто не дал того эффекта, на который я рассчитывал, на который он сам был рассчитан.
Немножко обломно, немножко странно, не_удивительно.   С такими задатками он вообще меньше всего похож на человека. С этим спокойствием... невозмутимостью, словно он не боится ничего, словно ему не знакомо такое слово - страх.
Забавляется?  Это так чертовски мило с его стороны. Неужели ему мама не говорила, что нельзя играть с едой?
Подниматься на ноги от чего-то нет никакого желания, мне и на полу хорошо, тем более за спиной так прекрасно устроилась кровать, насколько я могу судить. Конечно, эти преимущества весьма мнимые  и надуманные, но все же.
Что делать сейчас? Вызвать стену огня вокруг себя?  Или какой-то непробиваемый купол? Тут уже речь идет не о нападении, а скорее о защите... хотя видимой опасности пока нет, но не могу поручиться, что не может быть... что не будет.
Негромкие слова и слишком спокойный взгляд... можно даже предугадать, что за ним кроется...я видел подобное несколько раз, вернее оно гляделось жалкой пародией на этот, но тем не менее...
Сознание словно прошивается - я не чувствовал бы ничего, если бы не старался защититься... стараюсь поставить ментальные зеркала на пути этого воздействия, я почти уверен, что все будет отражено и не произойдет ровным счетом ничего нежелательного, но нет.
Зеркала медленно трескаются, уступая этому натиску. Да черт, это даже не натиск, а просто легкое желание проникнуть... Не осбираюсь сдаваться. Не то что-бы у меня в голове было что-то, о чем стоит беспокоиться, ничего такого, чего стоило бы скрывать... ничего страшного, никаких скелетов... там только пустота первых двадцати лет жизни... там ничего нет.
Ментальные усилия передаются телу, от напряжения даже сцепил зубы. Я тебя не пущу в свою голову. До конца не получается. До конца закрыться...
Чувствую внезапную легкую тошноту, голова кружиться, но нельзя терять сосредоточенность, нельзя отпустить себя, нельзя поддаваться окончательно... нельзя...
В голове словно фейерверки взрываются, перед глазами цветастые звездочки, во рту привкус горечи... Это похоже на сильнейшее опьянение... черт, ну почему  меня нельзя убить сразу?
Зажимаюсь, пытаюсь скрыться, закрыться внутренне, я ненавижу, когда пытаются лезть мне в голову... меня это пугает и неимоверно бесит. Моя голова, это только мое....хотя там нет практически ничего важного и весомого.
Блять, я, кажется, ослеп, но не собираюсь сдаваться, хотя сил осталось все меньше...
Ну черт, я даже не знаю, что делать... инстинктивно выбрасываю вперед руку, представляю мысленный поток воды, который тут же материализуется и окатывает его с ног до головы... гениально просто, на большее мозгов не хватило.
Голова опускается, меня как-то слишком мутит и в голове отрывками появляются непрошенные мысли, образы... воспоминания... некоторые картинки, которых я вообще не помню...и не представляю, что-бы подобное вообще когда-то было.
Что со мной... мать твою... что со мной? Неудержимо тянет смеяться... хохотать до упаду, непонятно от чего... что смешного я нашел в этом? Неудержимо трясет, прижимаю ладонь к губам и стараюсь не смеяться в голос. Хэй, что это? Это не я...

0

9

Спать в мокрой постели? Ну спасибо. Ничего умнее придумать было нельзя; с другой стороны, эта логика вполне объяснима; приглаживаю ладонью влажные волосы, смотря на него с усмешкой. Что скажешь? Я думал, что разведу тебя на какой-нибудь милый содержательный разговор. Без чая и кофе, в не слишком дружеской обстановке, но тем не менее. Мне-то ведь тоже до безумия интересно, КТО и ЗАЧЕМ. Этот интерес прогрызает кости и кружит голову, разве есть какие-то сомнения в том, что это мне не безразлично? Ха. Я ведь до сих пор волнуюсь, как малолетка, когда кто-то атакует и сгрызаю ногти до локтей, пытаясь понять, что им всем от меня надо. Не привык, знаешь ли, за все это время. Я так взволнован, так взволнован...
И везде эта чертова вода. Не знаю, на что он расчитывает; может быть, на то, что я, как в какой-то старой и наивной сказке, мгновенно растаю, прокричав ему в лицо - в лучших традициях жанра, - несколько замысловатых проклятий; это было бы весьма забавно и зрелищно; вот только меня слишком много, чтобы дезинтегрироваться подобным способом.
Эффекты раскрываются мгновенно и расслабленно; смешно? Ну вот, теперь можно вызывать, например, скорую, которая увезет тебя в места не столь отдаленные; когда мимолетное помутнение рассудком уже пройдет, ты будешь накачан антипсихотиками до состояния определенных овощных культур, и тебе снова будет на все наплевать. А я, может быть, обижен. Мне, может быть, не особенно приятно быть облитым водой с ног до головы. Я, может быть, сейчас приму стандартную позу политического отщепенца, надую губы и буду метать на тебя периодические девичьи взгляды, полные ненависти и упоения собственным состоянием. Перспектива уморительна.
А ты еще и ржешь надо мной, как будто не знаком с правилами приличия. Молодежь... Что с нее взять.
Приподнимаюсь; потяжелевшие от впитавшейся влаги джинсы, майка - тоже; да черт возьми, посмотри на меня, я обыкновенный и среднестатистический холостяк в кризисном возрасте, только что насмотревшийся телевизионной мути, упившийся расово верным немецким пивом и прилегший подремать в алкогольном расслаблении на свою одинокую постель в не менее одинокой комнате; разве мой внешний вид говорит об обратном? Сейчас, по крайней мере, я не похож на озлобленного оппозиционера, сектанта и любителя всяческих темных, грязных, оккультных наук. Тем более - мокрый. Нет, это решительно не смешно.
- Неужели все-таки сдаешься? Не разочаровывай меня.
Все-таки встав с постели, сажусь прямо напротив него, ухватив пальцами за подбородок; смотри на меня. И не смей отводить взгляда.
- Нет, разумеется, это все напоминает балаган... Уверен, что и ты устал. Нервные срывы на работе, все дела... Может быть, уедешь куда? Подлечишься? Знаю, тут недалеко есть неплохой оздоровительный центр. Его легко найти, просто спроси у лечащего врача. Надеюсь, ты не будешь против, если я закурю?
Разумеется, я не буду слушать отрицательных ответов; не отпуская, вытягиваю сигарету из пачки, лежащей неподалеку; выудив зажигалку из заднего кармана джинс, прикуриваю, вновь переключив все внимание на мальчишку, которого уже явно неплохо оглушило.
- Такие удобные одноместные палатки. Охрана. Добрые медсестры. Книжек с собой возьмешь, почитаешь. Например, правила этикета. А то, бедняга, с переутомления уже путаешь собственные желания и вместо кровожадных убийств устраиваешь холодный душ. А вдруг я простужусь? Будет очень обидно. Не знаю, как тебе, но мне - точно.
Вполне вольготный разговор. Люблю, когда меня не перебивают и выслушивают до конца. А внезапный визитер - очень даже приятный собеседник.
- А то ведь, понимаешь... Я - человек важный. Даже, можно сказать, уважаемый. Кумир молодежи и рупор эпохи. Какое-нибудь вшивое воспаление легких порушит мой прекрасный образ и испортит репутацию. Естественно, я разозлюсь и устрою что-нибудь не вполне приятное для окружающих. В местных масштабах. А может быть, и не в местных. Как получится. Как ты относишься к террактам? Или, может быть, к каким-нибудь умильным и инфантильным землетрясениям. В общем, я выберу что-нибудь поэффектнее. 

Отредактировано Симоне Сальватори (2012-03-12 12:55:59)

0

10

Дальше смех пошел вполне себе оправданный, сдерживаться себя, прижимая ладонь к губам - ну вообще не помогает. Плечи трясуться, почему-то хочется кататься по полу и совершенно бессовестно, беззастенчиво ржать. Черт, такое впечатление, как будто накурился чего-то не самого адекватного, хорошо хоть не кажется, что меня окружают барсуки, а земля под ногами рассыпается, хотя я бы не удивился этому.
Если поднять голову и посмотреть на свою неудавшуюся жертву, то становится еще смешнее, учитывая, что  давления извне практически не чувствую, а значит истерика сугубо моя личная, что печально. Нет, ну мокрые с ног до головы люди, они всегда смотрятся забавно, но не настолько же... теперь кажется, что я  не смогу воспринимать человечество серьезно, а конкретно этого человека.
Кто-то тут точно ебнулся. А может и все подряд, но я вполне определенно. Ожидал уже все кары небесные на свою  головушку после такого выбрыка, но ничего страшного не произошло.
В чем дело? Или в том, что я всегда привык ожидать самого худшего, и тогда вполне нейтральные варианты событий порождали неподдельное и искреннее удивление. Все может быть. Но вечер не закончен и веселости тоже.
Вот, а теперь он оказывается неоправданно близко, можно даже сказать опасно близко... ну вот не надо, а? Холодные пальцы на лице, вздергивает за подбородок весьма бесцеремонно, от чего уж очень хочется мстительно вцепиться зубами в руку. Никакой выгоды это не даст, только моральное удовлетворение и возможность остаться без некоторого количества зубов... с этим все-таки стоит повременить.
Ну и что тебе даст  такое внимательное осматривание глубины моих, без сомнения, прекрасных глаз? Скептически смотрю в ответ, постепенно впадая в некоторое подобие ступора и охреневания... от дальнейшей речи и слов, сказанный вроди бы и в мою сторону, но вроди бы или в пространство.
Нет, блять, это больше напоминает цирк, ну правда... очень странный и неадекватный цирк. Без зрителей причем. А зачем?
Продолжаю внимательно слушать и не ржать дальше, ибо мало ли... вдруг обидится и свернет шею, не дорассказав всего...это было бы грустно, ибо я уже увлекся.
Подлечиться? Нервы? О чем ты? У меня не работа - а курорт сплошной.. вот как сейчас... Перебивать не рискую, все таки интересно послушать, может хоть выводы свои сделаю какие-нибудь.
Многих не совсем адекватных людей я видел за последние несколько лет... но это вообще выбивается из общей картины. Он это делает толи специально, толи  действительно так и есть.
На псевдо_вопрос о "закурить" хочется страдальчески возвести глаза к потолку... ну что это за диалог такой, без ответных реплик? С таким же успехом можно поговорить и с торшером.
И вот не надо мне тут про психушку, меня это нервирует, не надо про палаты... не надо про охрану, а то я же могу и попытаться ударить. Понимаю, что никакого эффекта это не произведет, но все равно.
Вообще по идее он должен  меня пугать... особенно такими речами, но получается что-то другое.
-Да по мне — хоть всю планету нахер взорвите... я тут при чем? - и слова про терракты меня тоже нервируют... массовые убийства это как-то немного не по мне. Да и вообще пора задуматься о том, что будет дальше, раз мгновенной смерти не последовало.
-Так значит  попытки отрезать Вам голову Вы не боитесь, а простуды очень даже? Ценная информация, приму к сведению.

0

11

- Дело принимает интересный оборот. Тебя не волнуют мои дальнейшие действия, но ты все равно пытаешься меня грязно и неэстетично замочить. Ну вы могли бы придумать что-нибудь поинтереснее. Предпринять попытку меня четвертовать, например. Такого я еще не видел. Вряд ли поможет, конечно, но какие-то новые experiences... Это сейчас многого стоит.
Дымом в лицо; не без удовольствия наблюдая за мимическими изменениями. Едва сдерживаемая истерика вроде бы кончилась. Хотя, черт разберет этих неадекватных подростков.
- Лет пятьдесят назад все было как-то поярче. Взрывы, проклятия, все дела. А сейчас фантазии, судя по всему, поубавилось - сплошной огнестрел да бессмысленные ножи в спину. Где страсть к эпатажу? Где желание поразить меня перед смертью? Указать на мою несостоятельность? Пресно и снуло. Отстой, проще говоря.
Я просто занимаюсь entertaiment, разве неясно? Говорить с безымянным Грачом я могу целыми днями, приложив некоторые усилия, могу даже заставить его ответить себе, но уже выучил его повадки, он слишком предсказуем. Ко мне нечасто приходят в гости, а я так люблю новых людей в своей жизни, ты не представляешь! Я ведь чертовски гостеприимен и доброжелателен. Никто этого пока не понял. А те, кто понял, уже никому об этом не расскажут - трупы не имеют таких привычек; да и в принципе от их тел ничего уже не осталось.
С волос капает. Это свинство. Ну просто свинство. Значит, он пришел, попытался меня развлечь, потом был насильно умерщвлен, а белье сушить мне. И как еще это назвать.
- И что самое удивительное - никто не может назвать точных причин внезапного появления в моей квартире. Мол, "поручили" да "заплатили", а сами даже имени моего не знают. И как я должен на это реагировать, подумай сам? Разумеется, я расстроен в лучших чувствах. Для таких я - всего лишь очередное лицо в списке заказов. А ведь посмотри - я весьма хорош собой. Да и дела, сотворенные мной, вряд ли предадутся забвению в ближайшие лет сто. А на них я останавливаться не собираюсь.
Может быть, хоть кто-то расценит мою болтовню как серьезное предъявление собственного недовольства. В этом бессмысленном трепе только доля бесполезного дуракаваляния. Все остальное говорю абсолютно серьезно - у меня было полно времени на подумать обо всем этом. И не только.
Тем более, что толкать философские трактаты, будучи промокшим с головы до ног - как-то глупо, не находишь? Все мои действия требуют основательного и тяжеловесного пафоса. В этой ситуации он неуместен. А поговорить я люблю. Еще как.
- Я, в отличие от вас, самонадеянных и замечательных, не ношусь сломя голову по городам, выполняя бессмысленные поручения за чьи-то весьма большие деньги. Захотелось - вмешался. Что-то не понравилось - устранил проблему. И за собственное мнение попадаю под ваш прицел. Представь себе, как мне дискомфортно. Уже даже боюсь лишний раз подать голос. Вот, как видишь, заперся в квартире и занимаюсь здесь своими темными делишками - ан нет, все равно кого-то напрягаю. Какая неприятность.
На самом деле, я не имею никакого отношения к недавней повальной ликвидации правительственных членов, к пропажам в архивах и серии беспочвенных убийств среди молодых людей, обладающих мало-мальски мощными предпосылками к тому, чтобы составить мне хоть малейшую конкуренцию. Я просто развлекаюсь - а к этому никакого отношения не имею. Пару раз подумал о чем-то не том и применил определенные усилия против определенных людей - полсотни. Не больше!, - и разве кто-то может что-то доказать? Не имею никакого отношения. Сижу себе... Эволу читаю. На себя, замечательного, в зеркало смотрю.
Вот только складывается ощущение, что этот, напротив, ну ни черта не знает о целях своего визита. Оскорбительно. Да-да, свинство. Чистой воды.
Пальцы не разжимаю. Раз уж пришел, так послушай. Ну или ответь что-нибудь. Для разнообразия. Ты парень веселый; уж обрадуй меня хоть чем-нибудь. А иначе обижусь и на тебя. Не самая радужная перспектива, наверное; у меня просто испортится настроение, и я пойду его улучшать. Различными способами.

0

12

-Почему это не волнуют? Еще как волнуют! - огрызаюсь в ответ. Нет, ну подумать можно все, что угодно, может я вообще потенциальный самоубийца с некоторыми отклонениями  или просто  редкостный идиот без какого-либо инстинкта самосохранения. Можно же вообще прикинуться дурачком, попускать слюни и сделать вид, что не понимаю, что вообще происходит, мол какие-то дяденьки мне сказали, что если потыкать вот этого конкретного дяденьку ножиком в шейку - то всем будет весело, а мне еще и конфетку дадут. Рисковано? Так дальше уже вообще некуда... всмысле нарываться.
Нарвался уже... на всю оставшуюся жизнь вперед.
-Четвертовать?  Это как? Меня больше интересует исполнение... не думаю, что с этим так просто справиться в одиночку. - если говорить об убийствах, то меня больше прельщают очень быстрые, простые способы, результат ради результата. Что-бы наверняка. Потому что это уже ремесло, потому что это уже способ избавиться от скуки и хоть чем-то себя занять. Очередной труп - мимолетное удовлетворение - некоторое время спокойной жизни. А потом все начинается сначала.
Ну правда, какая мне разница, кого я убиваю? Какая разница что люди чувствуют, чем живут и зачем живут? Что-бы меня потом муки совести грызли по ночам: ах какой я плохой, я  убил такого замечательного человека, а у него ведь аж трое детей сиротами остались! А вот хрен.
Похоже на то, что совесть, стыд и что-то еще  атрофировались вместе с памятью когда-то давно. Воспоминания возвращать не хочется, как и все, что с ними причитается. Ибо это будут два совершенно разных человека в моей голове - а зачем мне это надо? Может быть раньше все было настолько радужно, что мне придется сгрызть себе локти от злости, что я не могу вернуться обратно?
Блядь... ну что за разговоры? Честно говоря, чем дальше слушаю его, тем больше понимаю, что вляпался я во что-то ну очень, просто чертовски нехорошее... Пятьдесят лет назад? Это ведь не просто так было сказано, да? Ну вот, я попытался убить бога... или дьявола... один хрен — все равно мне за это вполне себе светят все муки ада.
-Зачем придумывать то, что неоправдано? И я вообще хотел спать... думал: перережу Вам горло и смоюсь куда-нибудь. Спать. Но Вы нарушили совершенно все планы. - немного претенциозно, с придыханием. Ну не скулить же в самом деле в углу: «Отпустите меня пажаааалуйста, я больше не бууудуууу!». Это ведь все равно ничего не даст, да и будет не так весело.
Судя по всему, он хочется развлечься — а мне что, нельзя? Последнее желание перед смертью и все такое прочее.
Его пальцы продолжают цепко удерживать за подбородок. Ну и зачем? Я итак буду смотреть в глаза, не имею привычки отводить взгляд от собеседника.
-Работа разная нужна, работа разная важна... - на этот раз не выдерживаю и возвожу глаза к потолку. - Чем плохо это ремесло? - нет, ну что за наезды? Схема-то обычная: делаешь что-то, полезное кому-то, получаешь за это деньги и все довольны. Да, признаюсь, в этот раз лажанул, уверенный в своей неотразимости и уязвимости, правда можно было выяснить кто, зачем и почему, тогжда может быть и задумался бы, тогда может быть что-то было и по другому. «Может» - потому что до конца я еще ничего не знаю, никаких нюансов и подробностей, увы.
-Ну так может представитесь, для разнообразия, что-бы я знал хотя бы имя того, кто так хорош собой. Так, на всякий случай. - иногда я слабо представляю, о чем говорю. Вернее сначала говорю, а потом думаю, потом еще раз думаю и так и не понимаю зачем сказал и какой был в этом смысл.
Если останусь жив,  что просто ничтожно маловероятно, то придется пересмотреть собственные приоритеты, перестать скакать от заказчика к заказчику, осесть у кого-то одного, кто не устроит мне такую грандиозную подставу. Мечты-мечты.
-Боитесь? - брови удивленно ползут в верх, и в голосе едва-едва не слышится легкая насмешка. - Вы не производите впечатление человека, который что-то боится. - если уж на то пошло, если все могло бы сложиться по-другому, в ином мире, в иной реальности, то подобных людей не плохо бы иметь в друзьях... не просто что-бы использовать, а действительно... ну или служить таким. Редко встречаются те, от которых веет силой, спокойствием и уверенностью, все больше тех, у кого глазки подленько бегают, сердце не на месте и куча охраны от страха за свою собственную задницу.
-Может отпустите? А то у меня скоро синяки на лице будут! - сумрачно, нахмурившись. Как будто меня это сильно волнует.

0

13

- Ты себе противоречишь. Это еще интереснее. Все-таки воспользуйся советом насчет отдыха.. А то, знаешь, так и до нервных срывов недалеко. Поссоришься со всеми. Потеряешь работу. Разругаешься с девушкой...
Насмешливый взгляд в лицо и доли секунды заминки;
- ...Ну или с парнем. Проиграешь в карты квартиру. Запьешь. А там и до канавы недалеко. Ну зачем же так радикально? Пара месяцев заслуженного отпуска - и как новенький. Сможешь снова бросаться со своими блестящими игрушками на очередных заказанных жертв. Заниматься всякими разными замечательными делами, нисколько не напрягаясь по этому поводу. А то смотреть больно. Бледный, как смерть и злой на всех и вся. Явная нехватка витаминов.
Опустив окурок в стоящий на прикроватной тумбочке стакан с водой, закуриваю снова. Все-таки это издевательство выглядит чертовски эстетично. А если резь в глазах от дыма станет совсем уж нестерпимой - пускай поплачет. Это прибавит пикантности сложившейся ситуации. Пусть все будет так, как дОлжно - на пределе; без границ. Подумать только - я уже не засну, в моей квартире - чужой человек, а ночь так прекрасна и еще только началась, так что есть смысл скрасить свой унылый досуг чем-нибудь более интересным, чем инъекции воображения под кожу, когда закрываю глаза.
- Четвертовать - это весьма просто. Я бы даже тебе помог. С превеликим удовольствием. Без лишних сантиментов; как в этой стране несколько сотен лет назад. Сначала меня надо повесить. Потом - вскрыть тело и выпотрошить внутренности в костер. Оставшееся расчленить и представить во всех публичных местах в назидание. Ничего сложного, в принципе. Могу посопротивляться для приличия. Могу и не сопротивляться. Как тебе больше нравится.
И уважения к чужому труду они не имеют; я всеми правдами и неправдами каждые тридцать лет бегаю и меняю себе паспорт, дабы хоть немного соответствовать собственной внешности, можно сказать, потом и кровью выбиваю все нужные документы, а тут внезапно появляется какое-то заносчивое женоподобное чудовище с железкой в руках и пытается слить все мои труды коту под хвост. И как еще это воспринимать?
- Какое потрясающее совпадение! Я тоже хотел спать и ты тоже порушил все мои планы. Еще и водой облил вдобавок. Не очень приятно, знаешь ли. Мне теперь мокро и очень неудобно. Разве так начинают знакомства? Действительно - с этикетом не знаком. Надо поздороваться и назвать свое имя. Хотя, надо отдать тебе должное - наверняка, все девушки... - и молодые люди, - от твоих специфических ухаживаний сходят с ума. Люди любят внезапность.
Не все, разумеется; некоторые, вон, из-за пары-тройки.. - десятка, - случайных смертей закатывают скандалы мирового масштаба, отвлекая причастных от дел и пытаясь истребить их любыми способами. У вас просто давно ничего не происходило, а мне внезапно захотелось праздника - чего-то грандиозного и зрелищного. Чем плохи мои желания? В Бразилии, например, карнавалы, а в Венесуэле вообще мертвецов воскрешают. Тут же никакого веселья. Как можно так жить. Именно поэтому все жители этого города так невообразимо скучны.
И умирают скучно. Без истерик. Как будто давно смирились и все воспринимается как должное. Без сопротивления. Каких-нибудь эпилептических трясок и слез. С гордо поднятой головой и пассионарным духом. Отстой. Внутри себя, разумеется, паникуют и не знают, куда себя деть. Но показывать что-то убийце - ниже их достоинства.
- Ну как же так. Ты серьезно не знаешь? Отвратительно. Кто вас вообще учил заниматься собственным делом? А вдруг я - реинкарнация Иисуса Христа на этой планете? Или, например, особо опасный преступник, к которому тебя шлют, чтобы глобально подставить, потому что ты внезапно стал неугоден кому-то свыше. Или вообще несуществующая персона, а сейчас ты просто ошибся адресом. На самом деле, меня зовут Симоне. И мне очень жаль, что ты об этом не осведомлен. Это лишает некоторого очарования.
Ну вот теперь я действительно расстроен. Мало того, что это просто вопиющий непрофессионализм, так еще и я остаюсь безызвестным, а дела мои не имеют на него никакого морального воздействия. Чертов галимый отстой. "Ремесло", угу. Сто раз ремесло. Бессмысленное и беспощадное.
- А впечатления человека, который очень часто иронизирует, но это мало кто понимает? И нет, не отпущу. Еще чего. Ты стыдливо опустишь глазки и спрячешь личико за волосами, а я еще лелею надежду на то, что ты все-таки поведешь себя как мужчина.

Отредактировано Симоне Сальватори (2012-03-12 21:10:57)

0

14

Вот почему этот пассаж взбесил просто до зубовного скрежета, как будто очень и очень часто  что-то подобное слышал. Угу, именно... запью, скачусь в самые низы  так называемого общества, превращусь в бомжа  и вообще толку никакого из меня не выйдет. Где я это уже слышал? Ну, наверное, у меня тоже когда-то были родители, которые неслабо капали на мозги... Боже, это за какие же мне грехи подобное издевательство. Я даже покаяться готов.
-И какое только Вам дело до моего внешнего вида и благополучия? - прищурился. Ну вот зачем так издеваться? Повезло мне определенно, попал к какому-то изощренному маньяку... некоторое количество подобных бесед - и я сдвинусь мозгами всем на радость. Если доживу. - Зачем делать вид, что не все равно? Или отеческий инстинкт проснулся внезапно? - меня едва не передернуло от подобного предложения. Мозг мой - враг мой, жуткие картины подчас вырисовывает.
Вопреки всему  не сдерживаю хихиканья. Еще немного в таком же духе - и снова буду ржать более чем истерически.
Он снова закуривает, предусмотрительно не отпуская мою смазливую мордашку, черт, ну точно синяки будут, такие замечательные следы от пальцев. В гробу я буду выглядеть не очень эстетично, если от меня останется что-то, что  можно будет положить в гроб.
Ну что, я буду молчать просто так?  Молчим, терпим, жрем кактус дальше - скучновато это немного, как мне кажется.
-Вы бы сигарету что-ли дали, а то это слишком изощренное издевательство... Может я тоже курить хочу. - предпочитаю дышать дымом, прошедшим через мои собственные легкие, а не через чьи-то еще.
Я бы себя уже убил... хотя, я раздражаю сам себя больше чем остальные раздражают меня, да я себя просто иногда убить готов!
-Нет, мне определенно не нравится идея про четвертовании! Просто не переношу вида человеческих внутренностей. Я такой ранимый и впечатлительный. - конечно, просто звиздец, хотя на самом  деле меня не особо впечатляет груда человеческого мяса, лучше просто, когда человек почти как живой, с какой-нибудь маленькой раной во лбу, поперек горла, в сердце или вообще без ранений. Тогда создается впечатление, что он почти живой, что  еще немного и он поднимется и пойдет дальше по своим делам. Иногда я могу несколько минут, если позволяет обстановка, смотреть смотреть на дело рук своих почти заворожено, ожидая, что он/она поднимется и заживет своей жизнью. Иногда меня печалит тот факт, что этого не происходит.
-Ну что я могу сказать? Каяться не буду... а то, что Вы мокрый - так разве это проблема? Для этого нужно  так мало, что-то типа щелчка пальцами... если сами не можете, то я с радостью помогу! -  ну чего уже там, и правда могу помочь, что может случиться? Максимум только волосы наэлектризуются и станут торчком на ближайшие несколько часов - так это же не проблема.
-Этикет  - это скучно, лучше всего начинать знакомства с попытки убийства, успешность которой покажет дальше хорошее знакомство  это или нет. А что, если бы я просто  пришел, уведомив о собственном визите где-то за месяц -  Вы бы стали со мной дружить? - ну зачем держать так крепко, мне сложно говорить, беспрепятственно в общем-то я могу говорить в три раза больше, только вот мешать мне не надо.
-Ну вот теперь буду знать, хотя бы частично. Хотя на дьявола Вы похожи гораздо больше... ну как мне кажется, хотя это все может быть грандиозным обманом... Хотя больше я склоняюсь ко второму варианту - кто-то ненавидит меня настолько, что пожелал избавиться столь изощренным способом. - почти покаянно. Да-да, я все понимаю, все осознаю, конечно, только можно я сначала вырву той твари сердце - а потом - все, что угодно.
Кажется у меня затекло колено, и спина... и шея... и все подряд. Не могу находиться недвижимо долгое время, меня это изнутри выбешивает.
-Ну это больше похоже на правду... - задумчиво, ленностно, мне снова становиться смешно и вместе с тем физически некомфортно. Что я там хотел сделать? По-моему очень неплохая идея. Я не знаю, о чем я думал,  изворачиваясь, вцепляясь зубами в его запястье, а потом  откидываясь, упираясь спиной о кровать, хохоча безумно и вполне себе  от веселья. Звериная натура...

0

15

Это абсолютно нормально - пытаться наладить контакт с неудавшимся покусителем на убийство. Чем еще сейчас развлекаться? Мне - нечем. Никаких радикальных желаний, которые могли бы сподвигнуть меня на более радикальные дела, не наблюдается.
- Да никакого вида я не делаю. Просто люблю поговорить. Сижу здесь один, в обществе птицы, на сумасшедшего особенно не смахиваю, так что с ней вести светские беседы не удается. Гости - редкие и надолго не задерживаются. Что мне еще остается?
Когда-то у меня была жена. И даже друзья. Но я пережил всех. Такая вот горестная доля. Новыми обзаводиться не собираюсь. Как-то это... Неуважительно, что ли. Тем более, когда живешь столь долгий срок, начинаешь понимать большее, чем просто физическое и душевное влечение. Внезапно открываешь, что это все не имеет никакого значения перед лицом Сакрального. А найти его - не тоже самое, что и отыскать Любовь Всей Своей Жизни и Приятелей, За Которых Можно Отдать Душу. Отдать-то можно все, что угодно. Если учитывать факт реального existence этих самых понятий. А оно зачастую не проявляется даже при вскрытии. Впрочем, мне подобное не грозит. Бесполезно.
У мальчишки начинается какой-то нервный тремор. От страха ли? А черт разберет. Пускай трясется сколько хочет. Мне это, в принципе, не мешает. Хотя смотреть на эти попытки успокоиться по меньшей мере забавно. Такого я еще не видел. Они либо держат голову Прямо и Гордо, либо размазывают слезы по щекам. Третьего до последнего времени было не дано.
- А ты ткнешь ее мне в глаз. Ну нет. Положение истязателя - морального и физического, - нравится мне куда больше. А навязчивыми суицидальными попытками злить меня не надо. Это может обернуться куда большим, чем ты думаешь. Например, Третьей Мировой. Какая сладкая перспектива, а? Такая шумная заваруха - и все из-за тебя. На твоем месте я был бы мучительно горд собой.
А потом паршивые светские газеты будут смаковать подробности, отплевываясь провокационными заголовками - и никто, как обычно, не будет знать, кто и как это все затеял. Поводы - штука поважнее, чем основные действующие лица. Их можно подать под кружевом ненавязчивой лжи, представив, как пикантные подробности.
Недавно пытался представить, кто из ноне живущих членов правительства подошел бы на роль тирана и деспота - руководителя военных действий, - лучше всех. К определенным выводам не пришел, но понял, что это все меня чертовски разочаровывает. Никаких адекватных вариантов найдено не было.
- А все почему? Потому что не хватает витаминов. Какой из тебя солдат? Изнеженная барышня из темных будуаров Букингемского дворца. Работай над собой, работай. Иногда это помогает. А если не дает влияния - что ж.. Не получился. Такое тоже бывает.
Сколько таких раньше - во времена военных действий, - падали на поле боя, выворачивались наизнанку в приступах непреодолимой тошноты, бросали оружие и боялись сделать лишний шаг за дозволенные границы? Именно их потом бросали грудью на амбразуры и именно они становились героями посмертно. А все из-за трусости и низости болевого порога. Или - порока. И такое было. Кто-то не слишком задумывался о потерях, а кто-то концентрировал на них все свое сознание - и проигрывал. Выводы напрашиваются сами собой.
- Зачем прибегать к столь радикальным способам. Высохнуть я смогу и сам - в отличие от некоторых, не злоупотребляю ни своими возможностями, ни желаниями. Просто сам факт столь вопиющего невежества не может не удивлять. С виду - такой приличный мальчик, а в итоге все впечатление насмарку.
Какой-то он смешной - и нелепый, - не могу до конца разгадать содержимое его головы. Может быть, и не стоит себя мучить - все равно все раскроется. Рано или поздно.
Не может не раскрыться. В моих руках. В рамках этой квартиры. В рамках этого времени. После определенных сроков перестаешь дорожить им, расценивая, как разменную единицу. Больше или меньше - какая к черту разница. Кого это в принципе волнует.
- Я и не говорил про дружбу. Про знакомство. Ты эти понятия не разграничиваешь в принципе? Или пришел таким неадекватным, но очень милым способом строить отношения? Я очень, очень рад. Это весьма оригинально. Польщен. Польщен до судорог и слез.
Со всеми этими мифическими Фаустами и Люциферами мы, как говорят, дальние родственники. Геном, знаешь, и все дела - вполне может прослеживаться внешнее сходство. Но я польщен дважды, спасибо. Хотя всегда считал, что буду посимпатичнее всех своих библейских сородичей. Разве не так?

Не вижу ничего, кроме целенаправленного развлечения - что я пока могу (хочу) делать? У меня есть повод для разговора, у меня есть собеседник, мне все равно уже не заснуть, а снотворные организмом практически не усваиваются, оставляя за собой лишь легкое головокружение. Зачем мне сейчас заниматься насильственной дизинтеграцией внезапных визитеров? Абсолютно никакого смысла. Достаточно вольготное pastime.
Не знаю, что он хочет доказать этим внезапным жестом - скорее наблюдаю, чем чувствую; если надеется, что разожму пальцы - жестоко ошибается; но как рад-то, как рад! Смотреть приятно, - усмехаюсь в ответ странному порыву. Что еще предпримешь? А если предприму я?
Резким жестом заломив руку ему за спину, опрокидываю лицом вниз на ковер, затушив окурок во все том же стакане.
- Не огорчай меня. Ты не можешь быть настолько невоспитанным.

0

16

Ну что, остается только смириться? С тем, что предугадать дальнейшие события не представляется возможным, равно как и выстроить собственную коварную линию поведения. Тогда нужно мысленно вздохнуть и  принять правила этой игры... в искаженном немного виде, попытаться добавить что-то свое. В успешности сомневаюсь, но почему бы снова не выпендриться?
-Ну хорошо, я вижу мне выпала огромная честь... Пожалуй, мне может понравиться Вас слушать, ибо рассказываете Вы интересно.  - ну вот ведь не соврал ни разу,  и правда почти заслушиваюсь, как будто речь идет о ком-то совершенно другом и уж очень любопытно, чем все закончится.
-Хотя вынужден не согласиться... на сумасшедшего Вы очень даже смахиваете... но так даже интереснее. - угу, я еще жив, а обычно, во всяком случае те, с которыми я имел не_удовольствие «общатсья»,  замочили бы меня сразу при случае, а останки развеяли по ветру во все четыре стороны света. Я ведь уже почти смирился,  но необычность происходящего подогревает интерес, понукает к совершенно безумным и бессмысленным поступкам, раз ничего серьезного не получится.
-Я не ткнул бы Вам сигаретой в глаз. - медленно, почти по слогам,  показывая абсурдность даже подобного предположения. - В моем положении — сигарета слишком ценная вещь для подобных глупостей. - еще один мысленный, весьма карикатурный вздох, ну вот значит покурить мне не удастся, это грустно на самом деле. Вот хренов издеватель... где его только учили основам пыток? Он явно все принял к сведению и все равно поступает по своему. Это так мило.
-Третья мировая — это очень даже заманчиво. Особенно из-за меня, но тогда мне придется переименоваться в Елену Троянскую и радоваться жизни. - немного уныло прозвучало, я даже могу испугаться — а вдруг и правда подобное устроит? Если хотите поиграться в войнушки, то это без меня, пожалуйста, я не люблю быть в центре внимания сомнительных людей, да еще и многих сразу. Что здесь может быть интересного и чем тут вообще можно гордиться?
Что там она сказал? Не злить его? Ну ладно-ладно, я очень даже попытаюсь, дабы из этого всего не вышло глобального фарса.
-Каких витаминов? - могу поклясться, что глаза у меня стали шестнадцатиугольными и на лицо навесилось выражение полнейшего охреневания от происходящего. И вообще по-моему это был наезд, я же тоже могу обидеться, имею на это право. Ну не виноват я, что уродился с такой внешностью: стоит только деланно надуть губки и некоторые попросту падают от умиления.
-Работать над собой? Это что, мне нужно расчленять всех подряд и любоваться содеянным, пытаясь  получить от этого хоть какое-то удовлетворение или научиться полному пофигизму? - у меня сейчас случиться натуральная истерика, я местами что-то не понимаю, от чего создается впечатление, что я не понимаю вообще ничерта, а это бесит. Господи, как много всего в этом мире меня бесит... и обычно такие мелочи. Кошмар.
-Ну ладно, как хотите,  а я может вполне искренне хотел помочь... - нет, чего-то я определенно не понимаю, а может  и не надо всего понимать, может быть от меня этого никто не ожидает? Ну да, конечно, живая игрушка. Не сказать, что меня это задевает, скорее наоборот, открывает некоторые другие перспективы.
-Извините,  я не хотел производить никакого впечатления. - и зачем мне это надо было бы? И уж тем более не впечатление приличного мальчика... или не_приличного. Не поздновато ли уже заниматься моим воспитанием? Да и есть ли в этом хоть какой-то смысл...
-Я  не знаю,  у меня нет друзей. - так уж получилось. Может были когда-то, но я никого не помню, а сейчас не было возможности, да и желания их завести. -Я не настолько монстр, что-бы заводить какие-либо отношения, которыми меня могут потом шантажировать, с людьми, которыми смогут мной манипулировать. - я не хочу опасаться за кого-то еще, кроме себя... хотя это ощущение тоже немного атрофировалось со временем.
Плохая идея, это была очевидно плохая идея. Это дошло до меня, когда я оказался  впечатанным мордой в жесткий ковер с вывернутой рукой. Чудесная поза, чудесное ощущение. Рука где-то даже болит, но проблема не в этом, а в том, что дышать сложно, а говорить еще сложнее.
-Как-то некому... было заниматься... моим воспитанием... - пытаться вывернуться бесполезно, да? Но я пытаюсь для острастки, не добиваюсь ровным счетом ничего, кроме усиления неприятных ощущений в руке. Чудесно, приехали... и смешно же!

0

17

Нет никакого желания отвечать на абсолютно левые реплики со стороны визитера; явственно чувствуется непонимание. Нежелание продолжать подобные разговоры. Стремление к тому, чтобы все поскорее кончилось. Чертовы пассионарии - все одинаковые. Чересчур очевидно, что от вас ожидать. А ведь было такое замечательное начало. Пока все не превратилось в очередной паскудный акт героизма.
Не сказать, что я ожидаю другого - что мне вообще еще ожидать, - уже давно привычно, что все люди однообразны и друг от друга не отличаются ничем.
И мрут одинаково. И убивают - одинаково. Да что за чертова скука.
Где войны; где скандалы; истерики на износ - до срыва голоса и нервов; еще какие-нибудь очаровательные и незабываемые events, благодаря которым я бы запомнил имя убитого или хотя бы его лицо; они нисколько не стремятся к тому, чтобы быть запомненными. К узнаваемости и эпатажу. Люди потеряли смысл смерти, как будто никогда не наталкивались на прямые предпосылки к тому, чтобы определить все-таки, что это такое и зачем оно нужно. После ницшеанского gott is tot они начинают верить в Бога. После появления радикально настроенных пропагандистов-святош основывают дьяволопоклоннические секты и читают вслух ЛаВея, как настольную книгу. В конце концов после Шопенгауэра и Моруа, после Жене и Кастанеды, после Сократа, Эпикура и Платона бояться смерти - и отчаянно хотеть ее, - моветон; но нет, черт возьми, мы же герои, мы же можем смириться с любой участью - хотя бы внешне, - хотя внутренне все так же будем оставаться бессмысленными слабаками, мягкосердечными, как полуразложившиеся куски мяса.
- Занялся бы им сам. Почитал умные книжки. Пообщался с адекватными людьми. В театр бы сходил. Сомневаюсь, что такое бравое дело, как гнусное мочилово в спину, несет за собой хоть какую-то интеллектуальную нагрузку. Мне простительно - я развиваюсь, а не стою на месте. И на это развитие у меня будет еще много, очень много лет. А тебе осталось совсем немного - при таком-то образе жизни. Подумал бы головой. Вот этой вот. Замечательной.
Не без удовольствия стучу пальцем мальчишке куда-то в область затылка;
- Что-то кроме пыли и паутины там все-таки должно быть. Иначе ты бы сбежал при первом же шорохе с моей стороны. Если бы успел.
А значит - есть смысл прогрессировать. Я, кстати, ковер недавно пылесосил. Так что мордашка твоя останется в святой стерильной неприкосновенности.

Выворачивается. Сопротивляется. Бесполезно, конечно, но тоже приятно. Хоть кто-то и хоть когда-то.
А ты - конкретно ты, - задумывался когда-нибудь над самим явлением смерти? Раз уж насильственно приговариваешь к ней других; ты боишься ее? Храбришься перед ее лицом? Хотел бы - или не хотел... А можешь? А вот я не могу. Этой темой можно мучить себя бесконечно. Именно в моем положении. Все равно адекватного ответа дано не будет. Не знаю, за какие такие заслуги меня наградили подобным венценосным даром. Сейчас меня все вполне устраивает. Лет сто назад все было радикально иначе. Время шло медленнее. Событий вокруг было слишком много. Не все, разумеется, позитивные.
Знаешь... После прохождения определенной границы становится на все похуй. И жить сразу гораздо легче. Не "существовать" - а жить. Зная, что останусь безнаказанным, потому что ничего хуже, чем насильное умерщвление, люди еще не придумали. А мне оно нисколько не грозит.
У меня нет родственников. Я никого не люблю. Не признаю "дружбу" как таковую. О чем еще мне остается жалеть? Чья смерть может на меня повлиять? Безымянной птицы по кличке Грач? Это даже звучит смешно. Я загнан - уже давно, - поэтому именно так несерьезно отношусь к происходящему. Может быть, до сих пор надеясь - не сильно, где-то на задворках сознания, - что когда-нибудь все же кому-то удастся. И все это будет последним. Окончательным.
Держа руки мальчишки вывернутыми, приподнимаю за волосы его голову;
- А теперь расскажи мне, кто на сей раз рьяно возжелал моей смерти. Я пошлю ему открытку до востребования. Они обычно не доходят - кто-то невовремя откидывается, - но попробовать стоит.

0

18

А вообще я хочу спать, даже так...не особо сильно, не особо навязчиво, но где-то есть такое ощущение, что я бы не отказался сейчас поспать. Ага, вечно.
Удивительно, но понимаю, что это самый конструктивный и долгий разговор с кем-либо живым за последнее некоторое количество времени. Дожил, называется. Люди? Какие в чертям люди?
Иногда кажется, что за этим мнимым нежеланием кого-то подставлять, я просто сбегаю от всего, что только может быть. Когда-то ведь пытался, правда пытался...и забыл, только те пресловутые фотографии четырехлетней давности, которые всплыли очень внезапно и неожиданно: рыжеволосое чудовище, которое пыталось поставить меня на путь истиный, сделать меня лучше, еще до того, как из меня получилось конкретно вот то, что получилось. Нунафиг подобные намерения, тогда я думал точно так же, и менять ничего не собирался, только наоборот погрязал в этой безостановочной пучине. Сейчас было немного грустно, но хотелось побыстрее забыть все на некоторое количество лет, а лучше бы до конца жизни.
Еслия  буду еще немного брыкаться, то сотанусь без каких-то конечностей, но я не могу долгое время проводить в одной, к тому же неудобнейшей позе. А мне между прочим чертовски неудобно...
Попытался  мотнуть головой, дабы ударить его хоть куда-то  или вывернуться хоть каким-то образом. Все еще сомневаюсь, что получится, но продолжаю и продолжаю пытаться. Даже если бессмысленно.
-Я читаю умные книжки, но жизнь как-то мало походит на эти самые книжки, между прочим. - сдавленно,  пытаясь одновременно дышать и говорить. Ненавязчивое стучание по голове отдалось  почти ударами гонга где-то внутри черепа. - Осторожнее — все пауки поразбегаются, что я тогда буду делать? - нарочито обиженно, насколько это вообще может получиться в такой ситуации. - Я не хочу думать головой, я вообще не хочу думать! - теперь уже раздраженно. Ну как же, надо же меня, дурака такого поучить. Конечно же я проникнусь, посыплю голову пеплом и кааак заведу праведный образ жизни, что все, кто только может в гробах попереворачиваются. Не смешно как-то.
-Вам не кажется, что поздно — моим воспитанием заниматься? Особенно  сейчас? - еще и пытаюсь иронизировать. Может стоит сделать личико жалобное-жалобное и все-таки попросить что-бы отпустил? Ага, хрен. Я сам  решил, что должен развлечься максимально, насколько это вообще может позволить ситуация, значит вперед.
Руки выворачивает еще более сильно, во всяком случае в этом есть один плюс — больше мое лицо не елозит по жесткому ковру, и на том спасибо.
Рано расслабился — цепко ухватился за хвост, поднимая голову еще выше — черт, у меня так шея раньше времени сломается.
Ну блять, зачем... зачем эти вопросы? Зачем эти банальные вопросы... Кто? Ну нахрен!
-А если я не знаю — кто? Если мне не сообщили имя заказчика,  а давал задание  посредник? - нагло, язвительно, пренебрежительно. - Уже побежал и сказал. - фыркнул, хихикнул. Это между прочим почти невозможно, когда тело выломано в такой невообразимой позе.
-И вобще, какой смысл мне говорить Вам все заранее?  Если останусь жив.... - черт, ну я и оптимист - то я первый хочу добраться до этого ублюдка.

сорри за размер, убегаю

0

19

- Не хочешь думать? Оно и видно, в принципе. Только от этого никуда не деться. В противном случае - останешься без головы вовсе. Впрочем, тебя подобная перспектива не пугает, судя по всему. Все вы такие - безбашенные. До поры, до времени.
Кто-то думает, что я угрожаю?; я никогда не угрожаю, это ниже моего достоинства; просто люблю потрепаться, развести бессмысленный монолог на пустом месте - просто потому что мне смешно; смешно наблюдать за этой самонадеянностью. Смешно пытаться что-то предпринимать. Смешно бездействовать. Смешно слушать все эти напыщенные речи, не несущие в себе никакой смысловой нагрузки. Помпезная попытка прикрыть постыдную наготу. Выглядеть лучше, чем на самом деле. На столе в морге все равно все одинаковы.
Ночь рушится на город сплошным потоком; темно. Сыро. На редкость; промозглая влажность и мерзкий моросящий дождь; а я ведь не люблю этого климата. Я хочу туда, где тепло. Где много света и растений. А здесь мне не интересно.
Эти чертовы люди. Я уже изучил их повадки. Мне хватило. И в Италии - тоже. Да везде, черт возьми. Я везде был и все видел. Это начинает надоедать.
- Расскажи про посредника. Мне про всех интересно. Серьезно. Просто так. Все равно никакой пользы от тебя нет. Никому ты там особенно не нужен - на твое место в любой момент могут найти кого-нибудь другого. А мне на руку сыграешь. Я хоть развлекусь с утра.
Надоедает сидеть в одной позе; разжимаю пальцы, отпуская мальчишку; и чем заняться теперь? Снова лечь в постель - как будто ничего не было, - да черт возьми. Говорить он все равно не хочет; выпустить Грача из клетки - пускай хоть полюбуется на незваного разбудившего его гостя; хотя бы ему отвалит толика морального удовлетворения; можно заварить чаю, но это будет уже слишком. Против всех моральных устоев. Я, конечно, люблю поиздеваться, но не настолько.
- Убери свою железку. В ней смысла не больше, чем в твоих дальнейших телодвижениях.
Я, разумеется, мог бы уже хоть сотню раз заставить его сидеть смирно, не прилагая к этому никаких физических усилий и не впадая в приступы разговорчивости; предпочитаю решать свои проблемы голыми руками. Любые другие способы в определенные моменты считаются недействительными. Пока я не дошел до граней и конечных бесконечных точек, могу позволить себе вести себя так, как считаю нужным.
Ключевое слово, разумеется, "пока".
- Ну. Доберешься. Застигнешь его врасплох. Не так, как меня сегодня, а совсем врасплох. Вскроешь его глотку. И что дальше? Куда пойдешь? Что будешь делать? Вряд ли тот, кто тебя так умильно подставил - мелкий чиновник из пригородов. Скорее всего - какая-нибудь важная напыщенная шишка, считающая своим долгом искоренить ментальную оппозицию и потенциальных революционеров. Думаешь, что к их числу не относишься? Да нет. Раз уж появляются такие мысли - ты уже среди нас.
Не знаю, о ком говорю, произнося это недвусмысленное "нас"; наверное, мне просто надо придать словам значимости; более чем уверен, что людей - и НЕ людей, - с такими же намерениями, как у меня, больше, чем думают окружающие; у некоторых не хватает сил, у некоторых - силы воли, у других - смелости, чтобы совершить долгожданное покушение на общественный порядок. А я посмел. Чему уж теперь удивляться.
- И вот, представь, какая замечательная картина: пробравшись через охрану, ты наконец-то проникаешь в самое, прошу прощения, лоно его доверия, берешь вот эту самую железку.. - Кручу в руках пресловутый ножик. Сделано добротно. Красиво. Но, как и все красивое - более чем бесполезно. - Наносишь ему пару ударов куда-нибудь в область сердца, - красноречиво замахиваясь, иллюстрирую демонстрациями каждое свое слово, - Может быть, как планировал сегодня, - в горло; и вот он падает, лишившись критических запасов крови, ты, окрыленный своей удачей, срываешься с места - а за дверью тебя уже ждут. И за окном. Да и везде, в принципе, если тебе удастся выжить после такого эксперимента, тебя будут ждать. Оно тебе надо?

0

20

-Если много думать, то начинаешь колебаться, сомневаться и тысячу раз передумывать каждый шаг и каждое слово. - или я слишком максималист совершенно во всем, или просто несу какую-то неопределенную, херню, за которую сам не отвечаю. - И я совершенно не боюсь в один прекрасный момент лишиться головы. - во всех смыслах. Какой-бы ни была предполагаемая смерть - а их я насмотрелся предостаточно - потом совершенно все равно, потом тишина и покой. Ну по крайней мере я так предполагаю, а что там на самом деле - это только на собственном опыте придется когда-нибудь убедиться. Может быть, когда-нибудь. 
-Не надо мне о смерти, особенно таким тоном. Конечно Вы знаете больше всех вместе взятых, конечно Вы обо всем осведомлены и можете позволить себе столько снисходительности, вот только никому от этого легче не становится. - я не понимаю, о чем я говорю, но он меня периодически выбешивает. Чудесно, то я готов восхищаться его силой и спокойствием, а через секунду появляется дикое желание вцепиться ему в глотку и загрызть на месте, ну вот какого хрена такой немыслимый разброс и резонанс? Я не привык быть в ссоре с самим собой, решение должно быть всегда единое, не расколотое на составляющие. Вот ведь вляпался.
Я не люблю думать о смысле жизни, потому что у меня его нет. Убийства - это азарт, это мнимые цели на пути к пустоте, можно представить, что занят чем-то очень важным и весомым. Я прекрасно осознаю риски - такие как я долго не живут - слишком много знают, но я заставлял себя не думать об этом тоже. Жить просто для того что-бы жить, вечерами надираться в сомнительным компаниях, цеплять еще более сомнительных существ обеих полов и увещевать себя в том, что работа слишком опасна, посему зачем мне дом, привязанности прочие атрибуты спокойной жизни.
-Что я Вам могу сказать?  Все банально: человек незапоминающейся внешности, фотография и конверт, остальное обещали по факту. Не много же Вы стоите, к слову, за некоторых и побольше давали. - это все, что я знаю? Может и все, а может и не все... слишком многое смешалось в голове, нужно быть более внимательным к своим мыслям и воспоминаниям, это правда.
Наконец-то почувствовал относительную свободу, конечно не стал скакать от радости по этому поводу, но вздохнул с некоторым облегчением, по крайней мере можно руки опустить, чуть выгнуть спину и размять затекшую шею, полноценно сесть на пол и наконец посмотреть на него в упор, чуть щурясь.
-Это Вы так думаете. - мстительно почти, вполголоса, скорее для острастки, чем  всерьез, но я не могу не противоречить, просто так сдаваться и не испытывать все из возможных вариантов. Это буду просто не я, даже если это дойдет до полнейшего абсурда и бессмысленности.
-Что буду делать? - усмехаюсь, прикрываю глаза. - То, что и обычно - куда-нибудь исчезну или наоборот, могу поменять имя, вынырнуть где-то в другом месте. Для меня работа всегда найдется. - этот вариант развития событий - в идеале. Разумеется я не тешу себя надеждой, что выйду отсюда живым. Он не производит впечатление полного идиота: странного, эксцентричного, даже немного сумасшедшего - это да, но не идиота.
Как бы я убил эту тварь, что в  везде и всюду прикидывается светочем добра и справедливости?  Очень медленно бы убил... может быть даже воспользовался бы советом о четвертовании... только очень медленным. Я ведь сука мстительная.
-Я не спорю о том, что я жив, пока я нужен, а когда от меня станет опасности больше, чем пользы - то меня уберут... но, насколько я понял, Вы вообще мешаете очень глобально и совершенно всем противоборствующим сторонам. Один факт Вашего существования. Не знаю правда, почему. - не знаю, но вполне себе догадываюсь. Я слишком много получал по морде в некоторые периоды своей жизни, что-бы  не понимать, что о некоторых вещах стоит просто не упоминать, в тему или не в тему.
-Представить? Легко. - опираюсь спиной о кровать, на лице появляется почти мечтательная улыбка. - Я понимаю, что Вы считаете меня имбецилом и неспособным ни к чему,  но как ни странно, единственной неудачей за мою карьеру стали только Вы, а поскольку подобных Вам мне еще не встречалось, то с обычными людьми я как-нибудь справлюсь... А другого никогда не знал...у меня нет памяти. - улыбнулся только на занесенный надо мной собственный же стилет.
-К слову - кто же Вы? Что из себя представляете? И почему Вас все так бояться? - можно же получить хоть немного заинтересовавшей меня информации по существу.
Нет, что-то я совсем распустился по отношению к себе самому, почему раз ему можно развлечься, то мне нет?  Не ощущая никакого внешнего давления ни ментального ни физического, очень быстро сосредотачиваюсь и через секунду вместо меня ан полу можно наблюдать чуть облезлого вислоухого серого лисенка - забавное помоечное недоразумение, но таким я себе нравлюсь. Поначалу всегда странно чувствовать себя на четырех лапах, да еще и в несколько раз усиленное обоняние, но это не мешает мне запрыгнуть на кровать, пробежаться взад-вперед, а затем прилечь, умильно сложив морду на лапы.

0

21

- Это, конечно, драма. Деньги, которых стоит моя голова, не всегда оправдывают ее содержимое. Но ты мог бы и подумать - уже своим мозгом, - что что-то не так. По крайней мере, я не скрываюсь, а живу себе спокойно в вполне однозначном и легконаходимом месте - вне сомнения, пока что живой; однозначно умирать не собираюсь, а чужие попытки помочь мне в этом нелегком деле пресекаю. Неужели ты даже не воспользовался дополнительными ресурсами для поиска информации о том, что я такое. Невыносимо обидно.
People are strange. Предположим, я - не такое кровожадное чудовище вроде карикатурных серийных убийц и прочей маргинальщины; мои предпочтения четко ограничены, а поступки имеют обоснования; я имею понимание происходящего и остатки моральных принципов, я не оставляю явных следов, но и не обрываю их на корню; меня очень легко найти, но не факт, что в конце подобного поиска ищущего будет ожидать триумф.
Смысл? Кто-то в рамках данной реальности говорил о смыслах? Разве что те сакральные недоразумения, которые закрадываются в голову во время очередной серии каких-нибудь наркотических приключений.
Что в итоге? Я до сих пор жив, вполне себе здравствую, продолжая заниматься своими делами, не ориентируясь на мнение об этом вышестоящих инстанций и нижележащих сомнительных лиц. Может быть, я наивен, но всегда искренне считал, что если буду мешать - меня уберут любыми возможными способами.
Прошло десять лет. Я продолжал исподтишка надеяться. Прошло пятьдесят. Я не спешил расставаться со своими мыслями. Прошло сто. И все внезапно рассыпалось. Разумеется, кроме меня.
- Если хочешь - могу помочь этим твоим противоборствующим сторонам в скорейшей твоей ликвидации. Я ни на что не намекаю и не заставляю, нет... Я, по крайней мере, честен и делаю все чисто. Это так - на всякий случай. Вдруг внезапно вспомнишь о своей репутации и предпочтешь умереть в бою, а не быть грязно и снуло замоченным в каком-нибудь отвратном подъездном углу. А я уж постараюсь сделать так, чтобы любые возможные слухи оборачивались в твою сторону. Это будет забавно.
Основное наше отличие друг от друга - для тебя это все - рутина. Для меня - искусство; в искусстве нет валют и мелких ценностей; нет смысла размениваться на какие-то ничтожные и бессмысленные вещи, если впереди - грандиозная цель... С другой стороны - all art is quite useless. Но и на слово всем верить нельзя. Даже таким - великим, мудрым и прекрасным.
- Ну нет. Почему же сразу имбецилом. Может быть - рангом пониже, да и свои умственные способности ты явно принижаешь. Не знаю, какой в этом прок - серьезно, не понимаю. А вот насчет неспособного - это ты в яблочко; потрясающе меткий стрелок. Раз уж промышляешь подобным, то после потери ремесла прокормить сам себя решительно не сможешь. Иначе тебя бы здесь не было.
И в чем содержательность дальнейших телодвижений? Отлично, теперь у меня на мокрой кровати облезлая тощая кошка, смотрящая на меня так, как будто я обязан ей по гроб. Сейчас мои шансы на то, чтобы прекратить это все, пнуть под зад внезапное животное и снова лечь спать, повышаются. Радикально.
- Я животных не люблю. Это так, к слову.
Думаешь, сейчас раскрою перед тобой все карты? Ну нет. И не надейся. Что представляю? Сам можешь видеть. Очарователен, обаятелен и привлекателен. Почему боятся? Это антагонизм ко всем, кто хоть немного не похож на них. Если ты понимаешь, о чем я.

Сейчас я, - знаю слишком точно, чтобы лишний раз проебываться, - сболтну что-нибудь лишнее - например, поделюсь ближайшими планами, - и все-таки придется убивать. Какая несправедливость. "Кошка" навязчиво пялится прямо в лицо. Да что за отстой.
- Вообще все эти вопросы должен задавать тебе я. По моему субъективному мнению - все вполне нормально. В рамках приличий.

0

22

То, что я не могу говорить в подобном состоянии — это проблема, между прочим. Наверное, если мог бы — то проводил  еще большее количество времени на четырех лапах, носясь время от времени едва ли не по потолку.
Продолжаю внимательно смотреть, принимая к сведению все сказанное. Ну вот что он от меня хочет? В этом безумном-безумном мире, в котором можно махнуть куском полированного дерева и получить практически все желаемое — сам поневоле становишься безумным. Да и с другой стороны, я настолько привык абстрагировать от реальной жизни тех, кого нужно убить, что могу спокойно признаться в этом случае, что проебался и мне не стыдно за это. Скорее сожалею о собственной периодической недальновидности.
Но с другой стороны...если бы я знал все, или хотя бы те крупицы, о которых узнал только что, то что бы изменилось? От работы бы не отказался, как-то не по статусу, придумать какие-то стремные ухищрения? Может быть и подумал бы по этому поводу... но время безвозвратно упущено, посему не стоит об этом и думать, полагаю.
Зевнул во всю пасть, фыркнул, качнул головой, от чего уши  мотнулись подобно крыльям, на секунду закрывая глаза. Подпрыгнул на месте, потом с кровати на пол, фыркнул на мокрое пятно на ковре, на которое чуть  не угодил лапами, деловито пробежался вокруг. Практически отпускаю внутреннего зверя на свободу, контролируя, но только не много, что-бы все не доходило до абсурда.
С совершенно независимым видом  сделал круг по периметру комнаты, остановился у клетки с непонятной птицей, которую как ни странно, только-только учуял и она мне не понравилась. Потому не лишил себя удовольствия и не сдержал глухого угрожающего рычания в сторону странного пернатого.
Лисьи инстинкты подсказывали, что можно  ломануться вперед,  раздвинуть прутья клетки и свернуть ему шею... как-то очень кровожадно, но этого позволять нельзя, а то мало ли, вдруг хозяин это цапли еще обидится и просто схватит за уши и выкинет в окно.
Потому поспешил отвернуться от клетки, однако продолжая делать вид, что ничего из сказанного меня не волнует и вообще я ничего не слышу.
Ага, как же. Умереть героем... Я уже вроди сказал, что меня нервирует внимание человеческое... неоправданное и бессмысленное. Когда я умру, я не хочу что-бы обо мне вообще помнили, особенно какие-то посторонние люди. Умереть героем — еще раз ха. Да и не было никогда в моей буйной головушке таких мыслей... И вообще, когда я отправлюсь в иной мир, то мне будет глубоко похуй, что там обо мне будут думать и говорить  оставшиеся в живых.
А памятник поставят? - ехидно мысленно, целенаправленно, поднимая глаза, не скрывая мыслей. Это между прочим весьма забавный способ разговора. Интересно, догадается ли, что я сейчас имею ввиду, а то ведь и обратно перекидываться не могу  и поговорить тоже тянет. Судя по всему — это заразно: долгие  осмысленные разговоры.
-Это сейчас был такой тонкий намек на то, что я бесполезен в принципе? - еще один фырк, махнул хвостом, в отместку ударил лапой куда-то по ноге, отскочил инстинктивно, даже избежать возможного и предполагаемого пинка за подобные выходки.
Нет, все-таки как хорошо быть животным... еще бы стать менее осмысленным, что-бы никто не трогал. Притвориться домашним, устраивать массовые истерии, шкоды в самых разнообразных местах, кусаться, рычать и что-бы ничего за это не было. Это было бы чудесно.  В таком состоянии только об этом и мечтаю...
Может и к нему нужно было так изначально подобраться, в серой, немного  потрепанной шкурке,  и доставать потихоньку... хотя...
Так и хочется показать язык на это высказывание о любви к животным. Ну это просто чудесно, по крайней мере, можно хоть немножко действовать на нервы.
-Ну вообще мне просто интересно. - еще раз мотнул головой, не особо заботясь о том, слышит он меня или нет, окинул его  весьма ехидным взглядом. - И очень, очень, очень скромный...
Снова улегся на пол с тяжким вздохом, задрал голову, что немного неудобно, но сойдет. Это вообще похоже на  некую психоделию: разговаривать с животным, которое к тому же и отвечает. Хотел бы на это посмотреть со стороны.
-Это я понимаю... если они чего-то не догоняют, то это надо уничтожить. Всеобщая аксиома. Ну и задавайте свои вопросы... я подумаю, как на них ответить.

0

23

Можно поверить в то, что уже давно ничего нет - или в то, что есть Единственно Верное, являющееся воплощением и внутреннего, и внешнего; можно предпринимать любые попытки спасать вселенную - в глобальном смысле, - и не увидеть краха своей системы, который свершится в игрушечном симулякре после смерти возомнившего себя демиургом, являющимся демиургом, считающегося демиургом; волновые дуализмы и прочие недонаучные явления не могут являться подтверждением реальности происходящего; с другой стороны, что считать мерилом реальности? - осознание физического через ощущения или ощущение осознания физического; или в принципе само происхождение осознания и его желание; не всем нужны твердые факты - без них проще жить. Не всем нужны бесхребетные предположения - без них легче выстроить собственное отношение к происходящему.
Есть ли какой-то смысл в анализе окружающей среды или проще заняться самоанализом, что будет верным путем к становлению личности в пределах своих же иллюзий и галлюцинаций? Если есть достаточно времени, лучше заняться и тем, и другим; совмещение приятного с полезным в итоге дает отключение от объективизма в пользу трезвых оценок тех или иных действий, предпринимаемых ПРОТИВ или ЗА; пытаться вникнуть в точки зрения других людей бессмысленно. Системы их осознаний не имеют принципов и здравых смыслов. Субъективизм окружающих - глупейшая степень заблуждения, в которой только можно оказаться, не имея устоявшихся представлений о настоящем, будущем и зыбком прошлом.
- А есть за что ставить?
Мне уже не искоренить насмешку из собственных слов и патологическое - патологоанатомическое? - недоверие к людям вокруг; я, разумеется, не без иронии, но все же - вычислить причину и устранить ее? Статей за геноцид еще не отменяли; совестью не мучаюсь. Не имею проблем с психикой и самооценкой. Сплю спокойно. Дышу ровно.
- Это был не намек. Я, вроде бы, сказал прямо и весьма понятно. Ловкость рук можно развить всегда. Прокачать прочие способности и развить навыки обращения с холодным и огнестрелом - тоже. Интеллектом всем заниматься некогда. Между прочим, это ценится куда больше, чем все ваши идиотические и эпилептические сотрясания воздуха.
Желание людей устроить лишь свою жизнь вполне понятно; желание досадить окружающим понятно еще больше; чертовски обидно, что живя столь долгий срок, даю шансы и им. Физических и моральных сил на тотальное и грандиозное убийство всех и вся мне не хватит - в любом случае.
Иногда кажется, что просто устал. Впрочем, я отметаю от себя подобные мысли. Жалость к себе ни к чему хорошему не приводит.
Этим грешили многие мировые лидеры; фюреры и диктаторы; их империи развалились, потерпели фиаско, их жизни рухнули и обратились в прах; я слишком хорошо учусь на чужих ошибках, чтобы заниматься бесцельным повторением одного и того же. Чересчур убежден в собственной уникальности и также сильно верю в свое могущество - не без причин, - чтобы сдаваться раньше времени. Когда наступит контрольная точка? - Я не знаю. Знать - не хочу. Определенно. Это лишает некоторого куража. Некоторых желаний. Стремлений. Я реалист, и я знаю себе цену.
- Трезво оцениваю себя, свою наружность и свои внутренности. Разве не прав? В моем положении лучше свыкнуться и полюбить себя, чем обратиться безвольным маргиналом и пропасть в аутодеструкции. Это все равно не принесет никакой пользы. А адекватное восприятие себя улучшает положение дел. Чего и тебе советую. Таким, как ты, этого всегда не хватает.
А зачем вообще размениваться на адекватность? Зачем думать о нравственности? Делить на плохое и хорошее? Это не имеет никакой ценности; перфектно лишь то, что имеет перфектную оболочку и перфектные составляющие; кто задумывается о нравственной составляющей вообще - где свобода, - где желание быть выше - сильнее - ярче, чем установленные каноны; где простое осязание и понимание через мизерные минималистичные понятия? Никто не умеет. Разучились. Когда-то - было в моде. Сейчас? Какой гуманизм? Быт? К черту. Мы возвышенны. Мы близки к Богу. Плевать, что Бог отвернулся. Мы тянемся к нему изо всех сил, не получая отдачи. Оправдываем свои вялые старания панибратскими плевками в чрево моралитета.
-Зачем сотрясать воздух зазря? Я уже все понял без твоей излишней помощи. Не переоценивай себя.

0

24

Я не хочу думать, я не хочу думать, я хочу просто носиться вокруг, реагировать на резкие звуки и заинтересовавших существ. Я хочу быть зверем... я просто хочу быть зверем. Жаль, что нельзя перекинуться навсегда, потерять собственное сознание и остаться в лисьей шкурке, никогда не вспоминая, что был когда-то человеком.
Не знаю, давно ли появились в голове эти мысли... просто каждый раз, как опускался на все лапы и носился, куда только можно, потряхивая ушами, хотелось остаться в таком состоянии навсегда.
Многое бы я потерял в таком случае? Не знаю, не хочется анализировать... но ведь какие перспективы, а?
Можно безнаказанно кусать за пальцы всех подряд, тырить еду и ни о чем не задумываться. Последнее ключевое - ничего не думать, ничего не решать, атрофировать себе мозг окончательно и все.
-Нет, совершенно не за что. Но неужели памятники не ставят просто так? Их же так много, совершенно бесполезных и неизвестных вокруг! Ну и пофиг, что быть может только я не знаю зачем и почему то или иное творение - мне этого вполне хватает. - Хотя нет, памятников лучше не надо, не хочу что-бы на меня гадили птицы! -ну да-да, я понял, что он меня ни во что не ставит, и правильно делает. За что-бы? Хотя жаль... у него можно многому поучиться, можно многое узнать... я это чувствую, но все равно хочется огрызнуться, укусить, вонзить клыки в кожу,до кости,повиснуть рыча и выгрызая.
Эти приступы внезапной злости иногда даже пугают. Они происходят до потемнения в глазах, до невозможности себя  контролировать, до бешенства, до полного забытья того, что происходит потом.
Опустил голову, прикрыл лапой нос, чихнул. Так, успокоиться, просто успокоиться. Разве все не идет все к тому же, что и предполагалось. Немного глупо и бессмысленно, но ничего уже больше не исправить. У меня нет Маховика Времени,да даже если бы и был, я не знаю, как все это можно было бы изменить... да и хотелось бы?
-Я знаю то, что  мне надо знать, зачем мне знать больше? - нет, на самом деле я знаю гораздо больше и это меня тяготит. Меня тяготят рассуждения и тяжелые мысли, меня это тяготит...я не хочу думать, но они вылезают сами. Я хочу действовать... я хочу только действовать, когда не нужно ничего думать, когда инстинкты  выходят на первый план, а руки все делают сами... Это прекрасно, это похоже на какую-то свободу от ментального ошейника, который сдерживает  невыносимо.
Может поэтому я так держусь за то, что делаю. Какая-то власть над другими, над чужими жизнями там, где нет власти над самим собой.
Такой себе мнимый вершитель судеб, карающая длань неизвестно кого. Это очень мило, глупо и правильно. Анатомический театр неизвестно чего.
-Могу Вам только позавидовать... наверное. Только не могу понять... я вполне адекватно воспринимаю себя, но не могу найти спокойствия... - выпалил нечто, что мучит меня.... может хоть перед смертью я узнаю, в чем эта чертова причина. Всегда во всем виню  отсутствие прошлого, недостаток памяти. Но может дело не в нем.
Сам не замечаю, как мир на мгновение расплылся перед глазами, все изменись, и я снова сижу на полу, как будто ничего и не было. Только волосы растрепались нещадно  и падают на глаза.
-Сотрясать воздух зазря? Я думал это разговор, и можно высказывать то, что хочется сказать. - усмехнулся, заправил выбившуюся прядь за ухо, поднялся с пола и без всякого разрешения присел на край кровати, который был более менее сухим.
-И я не пытался Вам помочь, а оцениваю я себя ровно на столько, сколько стою...  - вскинул голову, сощурился. Меня снова охватывает почти ярость, только в этот раз не рычу, а просто улыбаюсь.
-Ответьте на один вопрос... почему я еще жив? Будь я на Вашем месте, я бы с этим не медлил...

0

25

(Don't take it away from me. I need someone to hold on to. Don't take it away from me. I need someone to hold on to. Don't take it away from me) Я вполне доволен тем, КЕМ я живу в данный момент и тем, КАК я живу; поменять все... Можно, а есть ли смысл... Ну, то есть, как обычно - я вполне вижу пути к достижению цели, но саму цель осознаю очень смутно; вероятно, именно потому, что в ней не нуждаюсь - разве осталось еще что-то, чего я не достиг? Разве осталось что-то, что мне нужно - так, как это бывает обычно, у всех этих, которых уничтожаю - до боли в сердце и задержки дыхания, до замутнения сознания и прекращения адекватных контактов с реальностью..
Ответ очевиден: НЕТ. И мне уже никогда ничего не будет нужно. В этом - вся чертова драма моего нынешнего существования.
И, разумеется, у меня всегда найдутся слова в свое оправдание. Другое дело - мне не всегда нужно ими пользоваться.
- Поразительная, упорная и тупая самонадеянность. Хотя, сам признался, что воспитанием заниматься не собираешься - твое право. Птицы, кстати, на тебя могут гадить, даже если в твою честь не будут ставить никаких памятников. Грач, например, ничего не имеет против подобной перспективы.
Птица в клетке активно зашевелилась, подтверждая сказанное; очень странно становится порой, когда понимаю, что никто, кроме этого неясного животного, понять меня полностью не может; он молчит. Большего не надо. Кажется, что мыслей в нем гораздо больше, чем предполагалось, когда он только появлялся на свет; по крайней мере, двадцать лет он прожил собственными силами, далее - помогал ему искусственно, но он особенно и не протестовал; иногда получается так, что безымянная птица понимает много, много большее количество информации, поступающей извне, чем среднестатистический человек его возраста; да и в этом возрасте обычно люди становятся бессмысленными, теряют возможность понимать происходящее и исходятся старческой слюной под надвигающиеся такты марша Шопена.
- Действительно. Выигрышная позиция.
Становится абсолютно очевидно, что веду разговор с очередной непробиваемой и глупой сучкой, вполне соответствующей нынешнему столетию; казалось, или люди раньше были на порядок умнее, чем сейчас? Вероятно, так, потому как ценности и желания были действительно более возвышенными и долгоидущими, чем сейчас - у рандомно взятых индивидов или всей толпы разом.
- Тебе не терпится подохнуть? Это успеется. Или можешь помочь в этом себе сам. Я потом приберусь тут, так и быть. Или подкину твое тело под дверь потенциальному нанимателю. Не люблю пустые угрозы, но будет весомо - согласись. Что еще я могу сделать? Поступить, как описывается в дешевых детективных романах, например - посылать части твоего тела по кускам в поздравительных конвертах с надушенными открытками. Пошловато, согласись.
Закуриваю снова - в очередной раз; во время душевных разговоров пробирает желание укуриться до смерти. Иногда - не табаком. Но это сбивает определенный градус пафоса.
- Я же уже все объяснил... Ко мне так редко приходят гости, никто не хочет со мной говорить; я так люблю праздно потрепаться, без ума от людской компании, а меня бесчестно обделяют... Тебе жалко, что ли? Ты действительно так тянешься к смерти? Или меня неприятно слушать? Такой вопрос я даже не позволю поднимать.
Ну неужели сделал милость и убрал из поля зрения это навязчивое животное чудовище; это весьма приятно. Наконец-то начал проявлять хоть чуточку понимания.
Я могу до конца воплотиться в воплощение гостеприимства и предложить ему чаю, кофе; коньяка, например, или чего-нибудь крепче, койкоместо, полотенце и домашние тапки, несколько одеял и душевную компанию на ближайшие две ночи, но это будет слишком; кажется, на грани фола или что-то вроде того... В общем, не суть - я - в собственной комнате в обществе неудавшегося покусителя на свое убийство, у меня откровенно мокрая голова, одежда - не лучше, на часах - что-то вроде пяти утра, а внутри мыслей - редкостная сумятица, которой не было уже года три, если не больше.

0

26

Ну что за замкнутый круг получается? как будто петля времени замкнулась, произошел сбой... только непонятно в чем. Этот момент плавно ускользает от осознания. Кажется вот-вот поймаешь, еще немного. чуть-чуть дотянуться, но не получается, потому время от времени остается только мысленно махнуть рукой и отпустить на время.
-И в чем выражается моя самонадеянность? - вскинулся даже, готовый спорить с любым утверждением. Я пока слабо понимаю, что он вменяет мне в вину. Чем я самонадеян? Тем, что вполне открыто говорю, что ничего  великого не стою и вообще мне претит всеобщее внимание даже посмертно? Интересно, очень интересно.
-Я Вашей птице голову скорее отгрызу,  чем она успеет только попытаться. - негромко, сквозь зубы, не  особо и стараясь спихнуть все в шутку. Зверь внутри меня еще не уснул и вполне себе  даже согласен с таким вариантом развития событий. - Не в обиду, но она мне не нравится. - уже почти жду в ответ, что всем похуй на то, что мне нравится или нет, и что я сам тут явно никому не нравлюсь, даже птице, ну и пусть. А что мне? Замолчать и поклониться? Ха-ха.
И что опять с этим воспитанием? Каким я должен в идеале быть? "Воспитанным"? Подходящим кому-то? Например ему? Не вызывать никаких негативных эмоций, вести  интеллектуальную беседу на любые темы, или что? Что вообще понимается под этим словом "воспитание"?
Хочется страдальчески мотнуть головой, прикрыть лицо руками, дабы вернуться к привычному ходу мыслей, не распыляясь на  эти рассуждения.
-Выигрышная - не выигрышная - это не суть важно. Просто я не гонюсь за знаниями ради знаний.. Это тоже самое, что и прогресс ради прогресса - бессмысленная гонка за чем-то призрачным. - я не могу молчать и просто соглашаться. У него свое мнение, у меня свое, свое видение и восприятие. И мне как-то немного все равно, что он опытнее меня, старше и понимает больше. В этом плане - это не показатель. Просто он по-другому думает. А это не панацея от всех проблем.
-Да нет, мне как-то, если честно, немного все равно. Сейчас подохнуть, через месяц, через год... - пожал плечами, совершенно беспечно, как будто говорил о предпочтениях в музыке, например. Я научился ее не бояться, я научился ее не ждать, я научился принимать все, как есть. Иначе нельзя. Никому хуже от моей смерти не станет, может даже кому-то лучше... мне самому уже будет глубоко фиолетово. - Но вот самоубийство Вам на радость я тут устраивать не собираюсь... вообще не собираюсь. Зачем облегчать кому-то жизнь. - прищурился немного зло. У меня нет причин, у меня нет мыслей, я даже не думал об этом никогда, меня это даже немного оскорбляет. - А что делать с моими останками и правда решайте сами, только я еще раз говорю, что даже после смерти не полюблю всеобщее пристальное внимание, даже к каким-то частям собственного тела. Хоть в этом  можете меня услышать?
Воображение слишком живое и слишком гибкое, перед глазами сразу представился весь я, о всей красе, еще более бледный, чем обычно,  с прикрытыми глазами и бездыханный, мертвый в общем, а потом без предупреждения картинки рук-ног отдельно от тела. Мда, наверное, это будет не само неприятное зрелище. Я точно не хотел бы этого видеть.
В комнате вновь ощутимо запахло табаком, я даже зажмурился... мне тоже хочется курить, и это очень даже грустно. Пагубная страсть, от которой я периодически теряю волю... вернее почти всегда.
-Нет, мне  не жалко.... наоборот, с Вами интересно говорить... даже несмотря на то, что некоторые моменты я немного не понимаю. Я чувствую, что у Вас многому бы можно было поучиться... ну если бы были немного другие обстоятельства.
Даже немного грустно получается. Я никогда не отрицаю силу и ум людей, которые  превосходят меня. Отрицать сильнейших - это значит принижать себя. Если бы  все сложилось по-другому, то все сложилось бы по-другому. Я ведь не против учиться тому, что нужно мне самому, что мне нравится...

0

27

Можно считать, что мне повезло. Перспектива, например, валяться под мостом без копейки в кармане при имеющемся в запасе количестве времени на то, чтобы его прожить, не самая радужная. Обустроил все так, как есть - и вполне доволен.
Иногда опасаюсь того, что даже при возможном факте гибели всей планеты, включая не только население, но и природную атмосферу, все равно останусь жив; все-таки, мне было бы спокойнее, если бы я знал, из-за чего подохну наверняка. От этого было бы проще прятаться. К этому было бы проще стремиться.
- В некоторые жизненные моменты он бывает куда умнее тебя; например, в чужие окна он не лезет, если не видит перспектив, к котором это приведет. А я, все же, за естественный отбор по интеллектуальным критериям - мозголомов с бритыми черепами и отбитым самосознанием сейчас слишком много, чтобы пытаться браться за них основательно. Выход один - геноцид.
Дым приятно обжигает горло; мне давно не может быть плохо физически - из-за устройства организма, морально - из-за пережитого опыта; не сказать, что это меня не устраивает - скорее, наоборот; факт собственной неуязвимости невероятно льстит; я не дохожу до состояния тех несчастных детей, что, лишившись вместе со способностью испытывать боль и инстинкта самосохранения, выцарапывают себе глаза и рвут глотку - ради интереса. Ради того, чтобы узнать - каково это в принципе. Не получая должного отклика, повторяют попытки, пока не устраняют цель в принципе... Чем-то похоже на мое поведение в социуме. Разве нет?
- Весьма обидно. Может быть, ты пришел именно за тем, чтобы улучшить мне жизнь - откуда я знаю? Местная программа по повышению качества жизни в принципе - звучит очень заманчиво, знаешь... Только мне именно сейчас этого не надо. Не поверишь - абсолютно. Несмотря на равномерное количество визитеров, подобных тебе, и полное отсутствие компании, в которой можно так же вольно и бессмысленно потрепать языком. Вам всем, вроде бы, это необходимо. Я научился обходиться без подобного. Чувствую себя прекрасно и в помощи не нуждаюсь.А после смерти тебе уже на все будет наплевать. На всеобщее внимание - в том числе. Хотя, вряд ли твоя смерть вызовет общественный резонанс. Ты же работаешь под прикрытием - твое имя неразглашаемо. Что-то вроде государственной тайны в производственных масштабах. Удобно, не спорю. Но я стремлюсь к эпатажу - поэтому все происходит именно так. Ты неизвестен и за тобой нет слежки. Меня знают все, и каждый считает своим долгом безыскусно покуситься на мою нетленную и вполне себе прозаическую холостяцкую жизнь. Глупо получается, верно?
Грач согласно хлопает крыльями, подтверждая каждое слово; поднимаюсь, наконец, с чертова ковра; подхожу к клетке, приоткрыв хрупкую дверцу. Птица тут же взбирается на плечо, мягко ткнув клювом в шею; активно протестует против мокрых волос и нарастающего напряжения в разговоре; она знает чертовски больше и меня, и тебя. Просто не видит смысла в досрочном обнародовании столь важной информации - а ведь все могло бы быть много проще, если бы...
Гораздо проще.
- Обстоятельства? Я никогда не думал о том, чтобы брать себе учеников. Возможно, это хорошая мысль. С другой стороны - чему я могу обучить? Безумно раздражаюсь, когда люди не понимают элементарных вещей - а для меня в последнее время все кажется элементарным. Хочешь побыть первым опытом подобного издевательства над системой образования? Я не имею ничего против. Весьма интересное предложение.
Чему я могу обучить? По крайней мере - воспитанию железной силы воли и бесстрашию. Правда, ситуации, в которых пребываю я и в которых могут пребывать потенциальные ученики, слишком разнятся - это очевидно даже без реальных прецедентов. И все же...
Грач воротит голову от сигаретного дыма и едва слышно ворчит. Его вполне можно понять.

0

28

Ну вот, прекрасно. Я периодически тупее птицы, которая меня, к тому же, раздражает. Предел мечтаний и цель всей жизни. Осталось только пойти и повеситься.
Почему-то меня это нисколько не обижает и не задевает, наоборот несколько веселит даже. Мне смешно, дурашливо весело и хочется продолжать эту странную беседу, которая местами похожа на некий спор. Спор ради спора... это бывает иногда весьма интересно.
-А все потому, что у него все инстинкты в норме, а у  меня некоторые атрофированы. - и не надо тут. Дело не только в умственных способностях и не_способностях, может разве только чуть-чуть проблема еще в умении влипать в странные ситуации, но совсем малость. - А  геноцид по какому признаку? - с живым интересом, чуть голову набок склоняя. - Только ли по отсутствию мозгов?
Иногда мне не хочется осуждать и анализировать поведение людей, ибо не считаю себя лучше кого-то, но иногда хочется схватиться за голову и поубивать всех подряд из-за той ереси, что творится вокруг, в обоих мирах.
Хотя может быть это творилось всегда, но не так наглядно, не так явно. Предпочитаю не лезть, не влазить, не разделять на плохих и хороших - все равно одинаково уроды, все стороны, только называются по-разному.
-Улучшить жизнь? Даже если и так, что Вам прислали  какой-то бракованный "улучшитель". - забавное предположение, не сдержался, тихонько захихикал, стараясь, однако, немного сдерживаться. - Если следовать Вашим рассуждениям, то скорее кому-то бы не понравилась Ваша очень завидная, для некоторых, жизнь, и меня бы послали для того что-бы я Вам ее немножко подпортил. - ибо другого просто не умеем, не обучены, не знаем. Это меня  развеселило еще больше. Всегда старался научиться жить настоящим моментом, судя по всему, напоследок даже выучился. И не возникает мимолетного желания посмотреть нервно на часы, даже если никуда не спешишь и узнать время, отмечая сколько прошло, сколько осталось. От и до воображаемой точки.
-О да, я так замечательно похож на секретное оружие-перебежчика. То к одним, то ко вторым. Насколько я могу судить, Вас хотят убрать с горизонта потому, что Вас боятся, но основная причина то, что Вы не поддерживаете ни одну из сторон и это их задевает. А вдруг соберете свою армию и пойдете против них. - это осознается вполне себе очень быстро, безо всяких тайных знаний, подслушиваний и выведываний. Немного логики, немного знания истории, немного наблюдательности и немного времени, дабы все это сложить в одну кучу.
Пару секунд тишины прерывает  громкое хлопанье крыльев  это мерзкой птицы. Он встает, провожаю его глазами, чуть усмехаюсь.  Животных он не любит,  но исключения все же имеются, как мило.
Едва подавляю в себе желание глухо зарычать, лис нервничает, пытается  поднять голову, пересилить человеческую сущность и с места кинуться на предполагаемую добычу, даже если это будет последнее действие в жизни. Пока достаточно легко с ним справляюсь. Вернее с собой, это ведь тоже часть меня, которую выделил сознательно.
А вот то, что он говорит дальше заставляет как-то забыть и о птице и о звере, просто потому, что мне кажется, что я ослышался или принял желаемое за действительное.
-Вообще хочу... - как-то  робко, впервые, между прочим, в этом пространстве. Даже сердце забилось чуть сильнее. Ощущение можно сравнить с  псевдо_прогулкой по тонкому льду, что трескается под ногами ненавязчиво напоминая о том, что вскоре может случиться пиздец.
Я ведь только предположил... предположил то, что могло бы быть, если бы что-то изменилось в прошлом, а он так просто отмел все эти условия временные.
-Вы серьезно? - нет, определенно рискую именно в эту минуту показаться самым большим тормозом в мире, но не могу не переспросить.  Еще понимаю, что на лице у меня совершенно офигевшее выражение с шестнадцатиугольными глазами и ненормальной улыбкой.
У меня есть мизерный шанс на то, что жизнь может круто измениться и в совершенно другую сторону... ВОт уж не ожидал. Кажется у  меня немного кружится голова.
-И все-таки... можно мне сигарету? - она мне сейчас правда жизненнонеобходима.

0

29

Случается все чаще в последнее время...
- Ну это явно не проблемы Грача - он старается справляться с неудачами по мере поступления. Ты же, судя по всему, рвешься в бой, не обращая внимания на происходящее вокруг; твое дело, вне сомнения, но своими поступками неплохо задеваешь окружающих - кто-то, по инерции, разумеется, пойдет за тобой, а кто-то может и обидеться на неожиданный толчок в спину.
Кто-то - например, как я. Обижусь - в любом случае. Огорчусь в лучших чувствах и отправлюсь глушить плохое настроение. Не алкоголь - как это делают в большинстве своем обычные люди. Случайные массовые убийства - в лучших традициях жанра. Умильно, а? И почему про меня до сих пор не сняли биографический фильм... Он бы побил все рекорды по кассовым сборам. По длительности, впрочем, тоже.
- Ты не справился со своим заданием, в таком случае - сдвинуть мое существование с какой-либо критической точки у тебя не получилось. Поговорил со мной - и на том спасибо, это весьма приятно. Правда, не с должной отдачей - неразговорчивый ты какой-то... Стесняться-то нечего. Я мирный и добродушный. До какого-то времени. И даже эксцесс с пролитой водой нисколько не ухудшил моего настроения. Странно, правда? Мне не о чем жалеть и некому жаловаться - именно поэтому подобные мелочи не могут снести меня с намеченного курса.
Вероятно, ему может казаться, что я говорю слишком много - на самом деле я топчусь на одном месте и не говорю почти ничего, сбиваясь на одну и ту же тему - тему своей исключительности. Об этом я могу говорить сколь угодно долго - собеседник порой не всегда замечает этого настроения; если пытается перечить - его проблемы. За последствия я не отвечаю.
- Какую армию?
Переспросил... немного рассеянно... Какую армию? Боже, какую армию? Ты серьезно? Ты действительно так думаешь?
Расхохотался в голос, не в силах сдержаться; да, армия - это то, что мне надо... Без сомнения... При всех моих принципах и прочих недомолвках... - Армию... Да... Я буду первым, кто собственноручно перемочит каждого ее члена. Видишь ли, парень, проблема в том, что любой груз будет для меня излишним - мне все гораздо проще сделать самому. Ну, как в тех принципиальных тезисах - "Хочешь сделать что-то хорошо - сделай это сам". За мной носятся, как за украденным ящиком Пандоры именно потому, что мне никакая армия и не нужна. Если ты, опять же, понимаешь, о чем я.
Птица чувствует напряжение с одной стороны и расслабленность с другой; не знает, куда деваться, поэтому пару раз сосредоточенно щелкает клювом в сторону визитера и успокаивается, снова ткнувшись головой в шею. Было бы гораздо проще, если бы можно было жить, как она - в принципе, многие ситуации кажутся гораздо более простыми, пока не попадаешь в них самостоятельно.
- Убедись в моей силе убеждения и расскажи о ней вышестоящим инстанциям; вот только откуда я знаю, что ты не целенаправленно вел к этому разговор, чтобы потом в письменном виде повествовать о всех моих замечательных тайных фишках своим заказчикам? Или развести тебя на правду, которую ты уже не сможешь сфальсифицировать?
Это, разумеется, будет излишне претенциозно и жестоко, но тем не менее, если до этого дойдет - очередной театральный и пафосный щелчок пальцами заставит его высказать все, что творится внутри его головы - даже в самых потайных ее углах. Надеюсь, до этого не дойдет - но, с другой стороны, в этом тоже есть определенная доля веселья.
- Я предупреждаю: если она окажется в понятной близости от моего лица, я затолкаю ее в твою глотку.

0

30

Вот уж не знал, что бывают люди, которые действительно могут знать и видеть гораздо глубже и дальше, чем все остальные. Я  это о  том, что он сказал нечто, о чем я и сам не подозревал, но сомневаюсь, что это все сказано было просто так.
-Вы знаете обо мне больше, чем я сам, разве это возможно? Всмысле  я сам не знал, что все происходит именно так. Я вообще стараюсь никого не трогать без необходимости. - об этом нужно подумать, задуматься и  проанализировать, только почему-то нет никакого желания, потому что чувствую, что выводы будут не самыми утешительными. Да и не время сейчас заниматься самокопанием. Точнее им никогда заниматься не время, но сейчас меньше всего.
А толпы обиженных, которых я когда-то в этой жизни мог задеть - подождут нет которое время. Очень сомнительно долгое время.
Как ни странно, за все время моей "работы" меня ни разу не пытались убить, вот натурально. По морде я получал, по ребрам тоже, да и по остальным частям тела, но это все за некоторую излишнюю наглость, местами нарывистость и первоначально даже выползание не в тех местах и не в то время, но это вполне можно было перетерпеть, а потом уже с чистой совестью  отвечать на попытки какого-то очередного псевдо-обиженного начистить личико с удвоенной силой, чисто для развлечения.
Но убивать - нет, убивать меня никогда не пытались, неслабо подставлять тоже, хотя  я обычно был готов к любой подставе. Видать расслабился немного и все переворачивается с ног на голову.
-Да знаю я, что не справился и ничего общественно-полезного не сделал, только вот теперь даже не знаю жалеть об этом или нет. - хотя в любом случае жалеть не буду, я этого не умею. Не справился - значит дебил и придурок, сам виноват. Это не самоуничижение или что-то подобное, а вполне здравая реакция на собственную косорукость. Поругать себя и проникнуться этим все лучше, чем жалеть, искать кучу оправданий и псевдо_виноватых.
-Я не стесняюсь. - от чего-то получилось нарочито обижено. - Я не привык много разговаривать... больше молчать и наблюдать. - и с кем бы я мог поговорить? Лучше уже просто промолчать, чем пытаться что-то скрыть, сказать полуправду, вывернуться, извернуться, когда нельзя сказать то, что есть на самом деле. Я не привык, что можно сказать все, что угодно, все, что в голове крутится в ответ на то или иное замечание.
-Ну армию... откуда я знаю, что они там себе нафантазировали? Вдруг считают, что Вы запросто можете собрать армию зомби и захватить мир... или еще что. Это только мои догадки, но учитывая, насколько хорошо я знаю нынешнюю "элиту мира", то мои догадки скорее всего недалеки от истины. - пожал плечами, наблюдая за это потрясающей картиной. Редко когда увидишь, как человек смеется настолько искренне. Этот хохот заразен, сам поневоле начинаю улыбаться, хоть и ожидаю все-таки минимальных дальнейших объяснений.
И все-таки он прав, и я могу с ним согласиться. Лучше все делать самому, в одиночку, не рассчитывая ни на кого больше. Конечно  я не могу себя сравнивать с ним - слишком разные весовые категории, но если абстрагироваться, то я  понимаю то, о чем он говорит.
-Ну я понимаю, признаюсь. Но ведь многие  строят предположения о дальнейших действиях других основываясь на собственном поведении. Так и получается. - мне начинает надоедать сидеть, но в конце-концов, не встать же сейчас и не начать ходить по комнате кругами, это было бы глупо.
-Даже я сомневаюсь, что мог бы выстроить такую сложную логическую цепь, предугадывая на несколько шагов наперед... - поначалу даже не понял, что он имел ввиду, но теперь где-то хочется даже обидеться или что-то подобное. - Если Вы согласитесь меня учить - то условия ведь будут полностью Вашими... любыми, какими угодно. Можете пролезть в мою голову, я в этот раз не буду сопротивляться.
Я убийца, но я не способен на подлость и  низость... я не настолько  жалок. Вскидываюсь как-то, упрямо сжимаю губы. Я сейчас готов  принести  клятву верности на любых условиях. Может сгоряча, может не подумав окончательно, повинуясь какому-то сиюминутному порыву, может не совсем так. Слишком много сумбура в голове, слишком.
-И зачем бы мне было портить Ваше лицо, если я согласился с тем, что  Вы очаровательны, обаятельны и привлекательны? - усмехнулся, но с благодарностью цапнул предложенную сигарету. Это то, что нужно сейчас, То, что нужно больше всего для того, что-бы немного привести мысли в порядок.

0


Вы здесь » Гаррвардс. Слёзы Феникса » Омут памяти » Карнаби 13/2