Гаррвардс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Гаррвардс » Архив » ...Страницы Жизни...


...Страницы Жизни...

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Хочешь, я буду сегодня твоим личным сказочником? Шехерезадой мужского пола? Улыбаешься. Знаешь, я боюсь твоей улыбки. Закрыл глаза, значит я не первый это тебе уже говорю. Твои глаза на самом деле пугают меня . Они всегда пусты. Тебе нет равных в том, чтобы скрывать свои эмоции, ничего не выдает тебя. Глаза - зеркало души, но иногда мне кажется, что у тебя ее нет, настолько пуст твой обжигающе-ледяной взгляд, от которого мурашки по коже. Не шути так! Дьяволу... Что? А, да! Сказку... Это будет моя самая любимая сказка, но написана она тобой. Не удивляйся, ведь это сказка о тебе, выдуманный тобой мир. Наверное, мне никогда не понять тебя до конца, как бы я не старался. Особенно мне не понять твои немые комплексы, о которых ты не говоришь вслух, но мысленно кричишь на каждом углу. У тебя идеальная, на мой взгляд, внешность: слегка заостренный подбородок, худое лицо в обрамлении густых черных волос, аккуратный нос с едва заметной горбинкой. У тебя дернулся уголок рта. Конечно де я помню, что ты ненавидишь свой нос. А я ненавижу твои глаза, поэтому рад, что рваная челка скрывает их. В них нельзя смотреть, но едва поймав их взгляд почти нереально разорвать вмиг образовавшуюся связь. И пусть понимаешь, что медленно... нет, не тонешь... падаешь в эту серо-голубую бездну, без права на спасение. Но ты никогда не смотришь на человека дольше десяти секунд, но даже за этот короткий промежуток времени можно успеть разбиться об острые глыбы льда твоего сердца. А еще ты редко говоришь, а ведь у тебя красивый голос. Сколько ты уже куришь? Три года? Четыре... А голос все так же мелодичен! Не хмурься, ты совсем не похож на девушку, не слушай никого. Знаешь, я люблю смотреть на тебя, когда ты спишь: длинные ресницы бросают тени на плавно очерченные скулы, дугообразные брови почти неподвижны, даже когда тебе что-то снится и ты кусаешь во сне губы. Губы... Тонкие, бледные, они почти сливаются с нездорово-бледной кожей лица. Влажный климат Лондона все же не смог испортить твое лицо, лишь добавил ему так ценимую вами аристократами бледность. Ты поэтому проколол нижнюю губу, чтобы она выделялась? Интересный ты, но слегка пугающий. Откуда у тебя эти шрамы на спине? Молчишь... Прости, я не хотел обидеть или расстроить тебя. Улыбнись, пожалуйста. Так лучше, мне так легче дышать. А твое тело? Лучшего в твоем возрасте просто нереально добиться! Кто-кто? Хм... Я не могу сравнивать тебя с ними! Ты же знаешь... Тебе говорили, что у тебя пальцы пианиста? Ты занимался музыкой? Нет? Странно... Что ты зациклился на своей спине? Эти шрамы совсем не портят тебя, скорее добавляют загадку в твой и без того таинственный образ.
И снова ты молчишь... Ты говоришь только по делу, все6гда коротко, редко улыбаешься или вообще проявляешь какие-либо чувства. Умеешь ли ты вообще чувствовать? Я удивляюсь, что ты со своими физическими качествами являешься обладателем столь странного характера. Вот и сейчас, ты похож на красивую куклу, так покорно лежишь в моих объятиях, с таким пылом отвечаешь на каждое мое желание, но сам при этом вряд ли что испытываешь. А ведь я младше тебя, но ты все равно рядом и слушаешься меня, хотя должно быть наоборот. Ты очень много знаешь, но не кричишь об этом, как, например, Грейнджер, о твоей образованности знают, разве что, учителя и те, кому ты доверяешь. Засыпаешь... Ну, спи под звуки моего голоса, я знаю, что ты любишь это. А я люблю тебя, поэтому и не могу стать для тебя тем, кого бы ты хотел видеть рядом. Я не смогу управлять тобой, хотя порой вижу рядом только послушную марионетку. А ты... Тебе абсолютно наплевать на меня, я знаю это. Даже если я завтра умру, то послезавтра твоя голова будет лежать уже на другом плече, и другие руки будут обнимать твое податливое тело. Уснул, это хорошо, значит ты не слышал моего бреда, иначе завтра в твоих глазах появилась бы тоска и апатия, которые я с таким трудом изгонял. Хорошо, не буду мешать тебе спать, я иду домой, потому что волнуюсь о маме. Я буду скучать...

Вырезки из дневника Малькольма и обрывки памяти людей, знавших его и его самого:

«Кто бы мог подумать, что сказанные для примера слова окажутся правдой, которая исполнится с пятидесяти процентной точностью. В ту же ночь этого мальчика убили люди из Армии Гофа, когда он пытался защитить свою маму-маглу от смертоносного заклятия. А ведь ему совсем необязательно было умирать, его отец не последний человек в магическом мире. Я бы так не смог, да и не сумел бы. Я никогда не видел свою мать, может ее и в живых-то нет...»

Зима в туманном Альбионе в этом году выдалась самой что ни есть отвратительной: туманы и мокрый снег с дождем или же туманы и сильнейший град, который оставлял синяки у случайных прохожих, рискнувших выйти  такую погоду на улицу. Единственной радостью были только новорожденные дети. Хотя стоп, о чем это я... Радость в семье Бэддок? Как бы не так!
Семейное поместье древнего рода Бэддоков уже несколько часов оглашают крики. Сейчас на карте стоит две жизни. Но, видно, госпожа Фортуна решила повернуться лицом к еще совсем молоденькой роженице. Единственное, что спасло жизнь молодой француженки, это сын, который у нее родился...
Ей дали месяц на реабилитацию, а потом выкинули из дома, бросив следом мешочек с галлеонами и слова "Это за то, что была суррогатной матерью моему сыну". Потом дверь захлопнулась, а о девушки никогда больше никто не слышал...

«А теперь я вспоминаю тот вечер и становится грустно. Ведь он был прав, ничего не дрогнуло у меня внутри, когда я узнал о его смерти. Только приказал домовикам вынести ту кровать, на которой мы лежали, на улицу и поджечь. Я еще долго смотрел как поднимаются к небу клубы дыма и медленно тлеют головешки от когда-то дорогого ложа. А потом пошел дождь, и я лег спать в новую кровать, на новые простыни, которые пахли лавандой. Он говорил, что любит меня и пытается понять. Но если бы это было так, то он смог бы докопаться до истины. Узнал бы, что твориться у меня в семье»

Высокий широкоплечий мужчина сидел за столом и что-то писал, не поднимая глаз. Перед ним в кресле развалился молодой парень, лет шестнадцати. Черная рубашка была расстегнута на груди, открывая вид на накачанный торс. Тонкие бледные пальцы нервно постукивали по ручке, выдавая нетерпение или волнение. Сапфировые глаза слегка сужены, а в их глубине пустота. Холодная, пугающая, засасывающая пустота. Когда он смотри на тебя, то кажется, будто он заглядывает в душу, сложно отвести взгляд. Мало кто может... Тонкие губы изогнуты в ничего не значащей усмешке, изредка парень облизывает их резким и каким-то змеиным движением языка. Темные волосы пребывали в творческом беспорядке. В прочем, как и всегда. Длинные ноги вытянуты и скрещены.
- Пришли результаты СОВ, - наконец сказал мужчина и поднял глаза от бумаги. Теперь становилось ясно от кого Малькольм унаследовал цвет глаз и форму губ. Тишину кабинета нарушал только шелест убранных в сторону бумаг. - У тебя две "В"...
Парень томно прикрыл глаза и посмотрел на отца из-под пушистых ресниц - наследство матери. Весь вид Малькольма говорил о том, что ему невообразимо скучно. Хотя такой вид у него был почти всегда.
- Хотя, пожалуй, я не буду ругать тебя, - сказал Бэддок-старший голосом, будто он помиловал приговоренного на смерть. - Уход за магическими существами и История Магии...
Парень все так же молчал. Ему еще не давали право говорить. Пока что это была игра одного актера - отца. Его монолог, прерывать который было опасно.
- Как идут дела с Патронусом?
- Медведь, - коротко и емко ответил Мальк.
Отец удовлетворенно кивнул и махнул рукой в сторону двери, отпуская сына. Сам же он вновь погрузился в бумаги.

11 апреля 2012 года
«Сегодня я разочаровал отца. Снова... Я так испугался, когда облако стало дементором, а по стенам комнаты начала стекать кровь! Кажется, я потерял сознание... А отец швырнул меня каким-то заклятием в стену и ушел, не сказав ни слова. Учитель потом объяснил, что это был боггарт и его не надо бояться, тогда он исчезнет. Но его там не было! Столько крови! А еще... еще дементор! (в этом месте почерк неразборчивый, что означает, что руки тряслись)»
«Отец - жестокий человек. Он убил во мне любое желание сопротивляться его воле, а заодно и воле всех остальных. Именно тогда я стал игрушкой, почти лишившись своего "я" и своего мнения. Но все же, что-то осталось. И это - любовь разгадывать загадки, узнавать людей, поэтому я держусь только определенного круга, в котором есть какая-то тайна. Мне абсолютно наплевать на статусы и факультет, главное это интерес, который они способны вызвать у меня. А ведь я был абсолютно другим до того момента пока отец не взялся за мое воспитание, пока у меня не появились магические способности. В нашем доме всегда был смех...»

Звонкий детский смех разносится по загородному дому Бэддоков. Даже трудно поверить, что в доме всего один ребенок и куча нянек, которые окружают его, сдувают пылинки и чуть ли не пятки целуют. Но это так. Маленький Малькольм вовсю радуется, как это умеет делать только ребенок. Он бежит по саду и его темные волосы блестят в свете солнца. Вот он увидел бабочку и погнался за ней, задорно смеясь. А следом целая стая взволнованных нянек. Мальчик бежит за понравившейся ему диковинкой, ничего не замечая вокруг. В том числе и корня дерева, что преграждает ему путь.В следующую минуту Мальк упал, разбивая в кровь коленки. Слезы потекли по щекам ребенка. Нет, ему не больно. Просто бабочка куда-то улетела, а ведь он так хотел ее рассмотреть. Охающая толпа схватила мальчика на руки и потащила в дом...

«Тогда стоило только пожелать и все принесут на блюдечке с золотой каемочкой. А ту бабочку не принесли. Именно это и стало началом моего падения к слепому повиновению жизни, а затем и обществу. Я не сволочь, я Вангловец, а это клеймо на всю жизнь. Я просто несу его с достоинством. Отец не перестает повторять мне, что нужно уметь выбирать и носить маски. Последнее время я теряю грань между собой и маской Вангловца, все больше боюсь, что под маской окажется пустота.  Вокруг только враги, ни на кого не стоит полагаться, добивайся всего сам, ничего не принесут на блюдечке. Вот несколько правил, которые помогают выжить в этом змеином логове. Я отлично им следую. Смеюсь со всеми, говорю только тогда, когда от меня ждут слов, говорю только на разрешенные темы. Я аристократ, а значит должен подчиняться. А как скучно и однообразно. Я закончу Хшколу, папа пробьет мне место в в магическом мире и я всю жизнь буду только делать себе наследников и набивать карманы деньгами. И так будет у каждого Вангловца, только такие попадают сюда. Избранные. Элита. А по мне так сброд бездушных падальщиков. А я один из них. Но на другом факультете я себя не представляю. Я никогда не буду действовать необдуманно и безрассудно, никогда не рискну жизнью ради другого, как бы это сделали Валиановцы. У меня нет их благородства. Я могу быть незаметным, как хамелеон. Вангл. Факультет лис. Больше пунктов у меня именно для этого дома: расчетливость, умение подстраиваться под окружение, хитрость, тонкий ум и острый язык. Уроки для меня - скука, все это мне уже вбил в голову мой многоуважаемый отец, даже с лихвой. СОВ для меня будет детской забавой.
Его сказка обо мне... Грустная... Он с таким вдохновением говорил о моей внешности. Было бы чем восхищаться. Нездоровая бледность кожи, горбинка на носу, теряющиеся на лице бледные губы и эти ужасные шрамы! Три рубца пересекают мою спину от плеч до поясницы. В тот день я попытался проявить характер и возразить отцу. Его заклятия без промаха поразили меня, я думал, что не выживу, но, видно, старуха Смерть решила еще поглумиться надо мной. Вот и приходится влачить свое жалкое существование, прячась в тени других. А ведь он был прав, мне не надо, чтобы меня любили, мне нужно, чтобы мной управляли.
Что он там еще говорил? Внешность, голос, манеры... Однажды, на одном из многочисленных светских приемов, одна знакомая моего отца сказала, что я похож на девушку: тонок, статен, легок, с красивой фигурой и чертами лица, а мой голос можно слушать бесконечно. Отец рассмеялся и увел свою любовницу куда-то. А я так и остался стоять, сжимая в руке фужер с шампанским. Это был еще один удар по моему самомнению и собственному "я".
Осталось учиться всего два года. Гаррвардс... Уже послезавтра пора возвращаться под крышу Школы. Скучаю ли я? Нет, ни капельки! Мне не понять этих восторженных идиотов, которые считаю эти развалины своим домом, а свой факультет одной большой семьей. Я не могу найти покоя нигде, для меня нет такого места, где я был бы счастлив. Может просто я не на том факультете? На Вангле каждый сам за себя, каждый держится особняком. Что уж тут говорить, я веду себя так же... Конечно, мне стоит только мечтать о том, чтобы сравнится с Малфоем, но я и не стремлюсь к этому. Когда-то отец сказал мне, что я отличный актер и превосходно играю свою роль... Возможно, но я просто делаю то, чего от меня ждут. Игра на публику, это так весело. Это единственное мое развлечение.»


1. Имя и Фамилия (на русском), прозвище.
Мальколь Беддок
2. Возраст (13-15 лет)
15 лет
3. Пол
мужской
11. Связь с вами (никаких Лс)
Есть у администрации
12. Читали правила? (пишем ключ)

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

2

От меня - вы приняты безоговорочно=)
Таких игроков беречь надо.

0

3

http://www.kolobok.us/smiles/big_madhouse/wacko3.gif Крууто. Мне тоже очень понравилось.  http://www.kolobok.us/smiles/standart/good.gif  http://www.kolobok.us/smiles/standart/good.gif

0

4

Мне ждать еще администраторов или я уже принят?

+1

5

Малькольм Бэддок, *пафосно* как администратор  я заявляю, что вы приняты! На Вангл!

0


Вы здесь » Гаррвардс » Архив » ...Страницы Жизни...